Sibsagar: Meeting the Past and the Present in The Land of Ahom Kingdom
Table of contents
Share
Metrics
Sibsagar: Meeting the Past and the Present in The Land of Ahom Kingdom
Annotation
PII
S268684310012462-6-1
DOI
10.18254/S268684310012462-6
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Aleksandr Stolyarov 
Occupation: Associate Professor, RSUH; Senior Research Fellow, Institute of Oriental Studies, RAS
Affiliation:
Russian State University for the Humanities
Institute of Oriental Studies, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
288-310
Abstract

This is a sequel to the Sibsagar travelogue. It includes a series of essays about Islamophobia in Assam and its history, about visiting Sibsagar Central market, about exploring the Sufi saint’s dargah, about meeting with Mising tribe / people, about buffalo-fighting in the open field, about exploring an old stone bridge and a temple on a tank-shore, about exploring the local folk museum.

Keywords
Assam, Muslims of Assam, Citizenship Amendment Act (Bill) protests, Sufism in Assam, tarikat Chishtia, Ahom kingdom, Mising tribe / people, stone bridges of the Ahom era, Uttaran museum
Received
30.10.2020
Date of publication
08.12.2020
Number of purchasers
10
Views
538
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

Additional services access
Additional services for the article
1 Демонстрация и Билль о гражданстве
2 Итак, поутру, выйдя из дверей небольшой гостиницы в самом центре Сибсагара, мы поневоле остановились: по улице проходила студенческая демонстрация. В основном, это были юноши, девушек было совсем немного. В передних рядах несли импровизированные плакаты. Молодые люди выкрикивали лозунги, чаще всего слышалось английское “go back”. Нам объяснили: это студенты протестуют против Билля о гражданстве1, против предоставления гражданства нелегальным мигрантам, приехавшим в основном из Бангладеш, Пакистана и Афганистана до 2014 года. Незадолго до нашего приезда в Ассам этот Билль был передан в нижнюю палату парламента2 и вызвал волну протестов по всей стране (Илл. 1).
1. Citizenship Amendment Bill: India's new 'anti-Muslim' law explained. BBC. URL: >>>> (дата обращения: 08.10.2020).

2. Лок Сабха, или Народное собрание.
3

4 Илл. 1. Демонстрация возле гостиницы3
3. Здесь и далее все фото © А. А. Столяров.
5 Проблема нелегальных мигрантов воспринимается в Ассаме особенно болезненно: их проникновение на территорию Ассама началось почти столетие назад, в двадцатые годы прошлого века, когда первые выходцы из Бенгалии стали самовольно заселяться на пастбищных землях ассамцев [Dutta, 2015]. Процесс усилился после распада Британской Индии: только за пять лет с 1946 по 1950 гг. число нелегалов составило почти 275 тысяч, и это притом что в 1950 г. население всей Индии не превышало 358 миллионов, а население тогдашнего4 Ассама было чуть больше восьми миллионов. Правительство было занято другими проблемами, а тем временем во многих районах штата стала изменяться демографическая [Горохов, Дмитриев, 2016] и религиозная ситуация5 (см. [Горохов, 2011]), что привело в 1979–1985 гг. к крупным волнениям молодежи под руководством Всеассамской студенческой ассоциации6. Волнения переросли в кровопролития: так, в феврале 1983 г. погибло более двух тысяч мусульман. Это побудило власти приступить к выработке законодательной основы по урегулированию проблемы. Тем не менее попытки коренных жителей Ассама избавиться от переселенцев из Бангладеш не прекращались [Подоплелов, 2019]. Уже в нынешнем веке, в 2012 г., в ходе столкновений погибли десятки мусульман из Бангладеш [Лихачев, 2012]. Атаки на мусульман в северных дистриктах штата повторились через год, в мае 2014 г. Понятно, что ассамцы не принимали Билль о гражданстве 2019 г. и никак связывали его с урегулированием проблемы (см. [Михайлов, 2019]). Его появление только усилило антибангладешские настроения в штате и привело к новой волне протестов7. Поэтому демонстрации, подобные увиденной нами в Сибсагаре в январе 2019 г., были в городах Ассама обычным явлением.
4. По состоянию на 1950 г. штат Ассам занимал весь северо-восток Индии.

5. Согласно переписи 2011 г., количество мусульман в штате превышало 34 %, при среднем уровне по стране 14 %.

6. Nath H. K., Nath S. K. Illegal Migration into Assam: Magnitude, Causes, and Economic Consequences. SHSU Economics & Intl. Business Working Paper. No. 10–06. 2010. URL: >>>> (дата обращения: 10.10.2020).

7. Закон о мигрантах в Индии: протесты не утихают пятый день, есть погибшие. BBC [Migrant law in India: Protests do not subside for fifth day, there are dead. BBC (in Russian)]. 16.12.2019. URL: >>>> (дата обращения: 10.10.2020).
6 Сибсагарский рынок
7 Наконец, демонстрация прошла, и мы смогли перейти на другую сторону, чтобы углубиться в улочку напротив, туда, где клубился народ. Судя по гулу голосов, это был рынок; конечно же, мы решили туда заглянуть. Но как только мы вошли внутрь, воцарилась полная тишина, и все ошарашенно на нас воззрились. Правда, замешательство длилось только миг. По-видимому, европейцы были здесь нечастыми гостями. Мы, впрочем, были шокированы не меньше хозяев (Илл. 2, 3).
8

9

10 Илл. 2, 3. Центральный рынокРыбный прилавок
11 Рынок оказался обычным восточным рынком, таким же, как, скажем, в Хайфоне или Паттайе. Впечатлил, правда, рыбный ряд, способный похвастаться экологически чистой речной рыбой из Брахмапутры, вытекающей прямо из Гималаев.
12 Дорога
13 На выходе из рынка нам позвонил подъехавший гид-водитель Манош, знакомый читателю по предыдущей части статьи, и мы отправились в путь, пролегавший на запад, к Брахмапутре. Очень скоро мы свернули с федерального шоссе и поехали по узкой дороге, на два-три метра возвышавшейся над окружающей местностью. Это были земли, затопляемые водами Брахмапутры в период дождей. По ним бродили буйволы (Илл. 4).
14

15 Илл. 4. Буйволы в полях при дороге
16 Вскоре начались поселения, также расположенные ниже уровня дороги, дома в них стояли на сваях. Несущие сваи домов были сделаны из бетона, стены оплетены соломой (видимо, бамбуковой), сверху положен шифер. Между домами сушилось на веревках разноцветное белье, зеленела травка, грязи не было. Манош пояснил коротко:
17 – Это народ мисинг (Илл. 5).
18

19 Илл. 5. Деревня народа мисинг
20 Тогда мы еще ничего не слышали об этом народе и поэтому захотели познакомиться поближе (о языке мисинг см. [Mising Gompir Kumsung, 2010]). Случай представился скоро: по дороге навстречу шли три женщины в ярких одеждах. Мы остановились, вышли из машины и попытались с ними заговорить. Как оказалось, Манош владел языком этого племени. Женщины были вполне дружелюбны, впрочем, держались независимо, отвечали односложно (Илл. 6).
21

22 Илл. 6. Женщины народа мисинг
23 Встреча с женщинами мисинг еще больше подогрела наше желание узнать об этом народе побольше, и мы решили на обратном пути остановиться где-нибудь у деревни мисинг и пообщаться поплотнее.
24 Даргах пира Аджана
25 Вскоре дорога привела нас к изящным воротам, напоминавшим маленькую мечеть: они были сложены из белого камня, с арочным входом, большим куполом наверху и миниатюрными минаретами по бокам; роль столбов в них выполняли небольшие сооружения в виде четырех колонн, осененных куполами поменьше с подобием минаретов. За воротами внутри огороженной территории сквозь деревья виднелось такое же изящное сооружение из белого камня с колоннами (Илл. 7).
26

27 Илл. 7. Входные ворота в Даргах пира Аджана
28 На большом щите, стоявшем неподалеку от ворот, значились три слова: Ajan Pir Dargah — ‘Даргах8 пира9 Аджана’.
8. Даргах — святилище (мавзолей или храм), построенное над могилой религиозного деятеля, чаще всего, суфийского святого или дервиша (мусульманский аналог монаха, аскета)

9. Пир (перс.: старец; арабск. эквивалент: шейх) — руководитель суфиев, глава тариката (ордена / братства), сам святой, а также могила, где он похоронен. Название распространено в Индии, Иране, на Кавказе.
29 Пир Аджан был и остается одним из наиболее почитаемых10 суфийских святых Ассама, хотя о нем, как и о его предшественниках и последователях, нет сколько-нибудь точной информации. Сохранилась только устная традиция в виде легенд, подчерпнутых из приписываемых ему песнопений, ставших местным фольклором, частично подтвержденных несколькими хрониками, в основе которых лежат те же легенды, отчего степень их достоверности находится под вопросом. Вполне естественно, что некоторые из этих сведений противоречат друг другу. Другие его имена: Азан-факир и Хазрат11 Шах Милан (Миран). Имя Азан12 он получил за любовь призывать верующих на молитву, а Миран — потому что происходил он, видимо, из Мирана, селения в Центральной провинции (остане) Ирана.
10. Ajan Pir Dargah Sivasagar. TourMyIndia. URL: >>>> (дата обращения: 10.10.2020).

11. Хазрат, или хадрат — почетный арабский титул. Сопоставим с традиционным европейским обращением «ваша честь, ваше святейшество» и т. п.

12. Азан (араб.: объявление, уведомление) — призыв к обязательной молитве
30 Пир Аджану приписывается сочинение многих песен в жанрах зикр13 и зари14. Благодаря простоте языка и мелодичности, песни-зикр стали пользоваться популярностью среди всех слоев ассамцев, тем более что содержательно и стилистически они оказались близки песням в жанре боргит15, начало сочинения которых положил Сриманта Санкарадева16, и начавшие распространяться по всей территории Ассама с рубежа XV–XVI вв.
13. Зикр / зикир (араб.: ‘поминание’) — медитативная практика суфизма, заключающаяся в многократном произнесении молитвенной формулы, содержащей прославление Бога. Зикр совершается после завершения намаза.

14. Зари /джари (перс.: ‘оплакивание, причитание’) — один из видов духовных песнопений, зародившийся в начале XVII в. на территории Бенгалии.

15. Боргит (ассамск.: божественные / небесные песни) — собрание лирических песен, сочиненных Сримантой Санкарадевой и его учеником Мадхавадевой в XV–XVI вв. Ими начинаются молитвенные службы в ассамских обителях (сатра) и молитвенных домах (намгар) вишнуитского толка; часть музыкального наследия Ассама.

16. Сриманта Санкарадева (ок. 1449–1568) — энциклопедист, ученый, поэт, драматург, социально-религиозный реформатор; выдающийся деятель культуры и религиозной истории Ассама, почитается как святой.
31 В одном из зикров сообщается, что сочинитель — иностранец (‘пардеши’), в другом, что родом он из Багдада. Молва говорит, что он со своим братом и другими сподвижниками пришел в Индию пешком, минуя Хайберский перевал. В Индии он останавливался в даргахах Муинуддина Чишти17 в Аджмере (штат Раджастхан) и Низамуддина Аулии18 в Дели. Придя в Ассам, Азан-факир поселился Гархгаоне, о котором шла речь в предыдущей части, и взял в жены высокородную девушку из ахомской семьи. Хотя его родным языком был арабский, он освоил язык Ассама и овладел его идиоматикой настолько, что стал сочинять песни, находящие отклик в душе каждого ассамца.
17. Султан аль-Хинд Муинуддин Хасан Чишти (1141–1236)— глава и эпоним суфийского тариката Чиштия (суфийский тарикат, основанный в городке Чиште на западе Афганистана в X в. и получивший распространение в Индии; члены ордена верили в приближение к Богу благодаря отказу от светских удовольствий и службе человечеству). Также известен как Гариб Наваз («Благотворитель бедных»).

18. Султан-ул-Машайх Назрат Хаджа Низамуддин Аулия (1238–1325) — один из наиболее значимых суфийских святых из тариката Чиштия. Входил в духовную цепь, или силсилу, Чиштия в Индии.
32 Рост популярности героя сопровождался наветами завистников. Один из недоброжелателей получил у царя разрешение ослепить святого. Согласно легенде, описанной в зикрах и нашедшей подтверждение в двух хрониках, одна из которых до сих пор не опубликована, святой попросил солдат, пришедших ослеплять его, бросить его глаза в два глиняных кувшина, а кувшины — в реку Дикхоу, после чего воды реки потекли вспять. Это устрашило царя и уверило его в святости мученика, и он подарил пиру землю в месте, называемом Сарагури Чапари (пустошь Сарагури), у впадения Дикхоу в Брахмапутру, где соорудил для него обитель. Теперь это место известно как Даргах пира Аджана или Азан-факира, здесь ежегодно при большом стечении народа отмечают годовщину его смерти (т. н. урс). Почтить святого приходят и мусульмане, и индусы. Не так давно правительство Ассама учредило ежегодную премию имени пира Аджана для увековечения его имени и вклада в установление мира и гармонии в стране. Впервые она была вручена драматургу Аруну Шарме в Сибсагаре 18 декабря 2015 г.19.
19. Ajan Pir Award conferred on Arun Sharma. The Assam Tribune. 19.12.2015. URL: >>>> (дата обращения: 10.10.2020).
33 По мнению исследователей, изучающих историю суфизма в Индии, Азан-факир, преследуя цель распространять ислам в Ассаме, скорее всего, был впечатлен учением Санкарадевы, его идеей единобожия и всеобщего равенства для поклоняющихся. Песни жанра зикр имеют много общего с вайшнавской песенной традицией как по содержанию и форме, так и по манере исполнения. Обычно их поют группами, прихлопывая в такт ладонями и сопровождая пение танцами. Чаще всего это происходит на свадьбах или других коллективных празднествах.
34 В песнях зикр нет фанатизма; наряду с Кораном, в них прославляются Веды. Песни зикр сыграли важную роль в ассимиляции и единении народов Ассама, в некоторых даже прослеживается явное влияние вайшнавской поэзии, есть и песни, выдержанные в светском тоне. Все они пронизаны духом религиозной терпимости и общественной гармонии. Пира Аджана, как и гениального Санкарадеву, можно с уверенностью считать величайшим объединителем индийского народа20.
20. Important Sufis of Assam and their Contributions. Shodhganga. URL: >>>> (дата обращения: 10.10.2020).
35 Долгое время даргах находился в запустении, внимание на него обратили лишь в 30-е гг. XX в., а настоящий вид он приобрел уже в годы независимости. Мавзолей из белого камня выглядит очень нарядно. Приблизившись, мы увидели, что он огорожен крупноячеистой сеткой, в которую вплетены тысячи разноцветных ленточек в память о посещавших это место паломниках. С наружной стороны перед оградой устроено нечто вроде помоста, вымощенного белыми, кое-где сколотыми плитами, по-видимому, для совершения многолюдных богослужений под открытым небом (Илл. 8, 9).
36

37

38 Илл. 8, 9. Путь к мавзолею Ограда с вплетенными лентами и помост перед ней
39 Внутрь ограды допускаются только мужчины. Все сооружение стоит на невысоком постаменте, куда надо подняться по нескольким ступенькам. Мавзолей выглядит как изящная беседка с колоннами, разделенными арочными сводами, выше которых вьются выполненные в виде горельефов белые гирлянды из цветов и листьев. На колоннах с арочными сводами покоится крыша с большим куполом и импровизированными минаретами, огражденная узорчатой каменной загородкой, также украшенной горельефом с растительным орнаментом (Илл. 10, 11).
40

41

42 Илл. 10, 11. Даргах: могила и фасадМогила
43 Перед беседкой-мавзолеем ближе к сетчатой ограде находится отреставрированная могила пира, огражденная относительно толстыми невысокими стенами, в половину человеческого роста, изгибающимися как волны и облицованными черными каменными плитами. По углам — также невысокие колонны, видимо, имитирующие минареты, облицованные тем же черным камнем с навершиями в виде серых (металлических?) шаров. Внутри стен поверх могилы положены горкой разноцветные нарядные ковры и покрывала (Илл. 12, 13).
44

45

46 Илл. 12, 13. Интерьер мавзолеяВерующие
47 Внутреннее пространство мавзолея организовано с предельной простотой: три колонны, подпирающие крышу, и ничего более. Верующие могут располагаться как снаружи, так и внутри (Илл. 14).
48

49 Илл. 14. Паломники
50 Тем временем стали подходить паломники, все больше женщины да дети. Они были вполне доброжелательны, старались объяснить, в каком месте мы находимся. Мы некоторое время побеседовали, сделали совместную фотографию, и осмотрев территорию, включая сувенирные лавки, двинулись в обратный путь (Илл. 15, 16).
51

52

53 Илл. 15, 16. Участники экспедиции и местные жители Сувенирная лавка
54 Мисинг
55 На обратном пути мы снова проезжали деревни племени мисинг с домами на сваях, причем сваи иногда были не бетонными, а состояли целиком из бамбука. Остановившись, мы спустились вниз, чтобы познакомиться с этим народом поближе (Илл. 17).
56

57 Илл. 17. Любопытная детвора на фоне дома на бамбуковых сваях
58 Первыми на нас обратили внимание дети. Они собирались кучками и сопровождали нас повсюду. Нас же заинтересовали две женщины, которые что-то толкли в колоде, выдолбленной из ствола толстого дерева, а в качестве пестика использовали относительно длинный ствол другого дерева, потоньше. Подойдя ближе, мы увидели, что они обрушивали или толкли рис, превращая его в муку грубого помола (Илл. 18).
59

60 Илл. 18. Женщины, толкущие рис в колоде
61 Рядом с женщинами, толкущими рис, между сваями соседнего дома разместился ткацкий станок с начатым тканьем (Илл. 19).
62

63

64 Илл. 19. Ткацкий станокИлл. 20. Любопытствующие дети племени мисинг
65 Детишки сопровождали нас повсюду, и число их росло (Илл. 20).
66

67 Илл. 21. Крутой маршрут в дом племени мисинг
68 Одна из женщин пригласила нас зайти в дом, что стало для нас неожиданностью и большой честью. Входить надо было по шаткой лестнице, сооруженной из двух бамбуковых стволов с криво прибитыми перекладинами и еще одним стволом бамбука, выполняющим роль перил (Илл. 21) (все это под пристальным надзором детей).
69

70

71 Илл. 22, 23. Навес с посудой над очагом и хозяйка на рабочем месте
72 Внутри пол и стены сделаны из бамбуковой дранки. Пол слегка прогибается, поэтому поначалу приходится внимательно смотреть, куда наступаешь. Сквозь щели в полу видна земля, сквозь стены светит солнце. В углу очаг из массивного кубического куска камня — и как только держится на таком полу! Дымохода нет, да и зачем он? При подобном проветривании угореть невозможно. Над очагом — навес, на котором сложена чистая посуда (Илл. 22, 23). Вода — в колонке на улице.
73

74 Илл. 24. Гости под неусыпным надзором детей племени мисинг
75 Вслед за нами поднялись и незваные соседские дети, сгрудились в двери. Мать хозяйки прогнала их, замахнувшись тряпкой; они исчезли, но ненадолго (Илл. 24).
76

77

78

79 Илл. 25, 26, 27. Мать хозяйки, ее подруга, соседи, вездесущие дети и глава семейства. На стене — изображение богини Сарасвати
80 В отдалении, не решаясь войти, стояла подруга хозяйки. Впрочем, вскоре подошли другие соседки и присоединились к разговору. За ними опять возникли дети. Глава семейства стоял Сзади. В ходе беседы выяснилось, что хозяйке всего 25 лет, а ее матери, по-видимому, около 45-ти (Илл. 25, 26, 27).
81

82 Илл. 28. Прощание с гостеприимными хозяевами из племени мисинг
83 Пришло время прощаться. Хозяйка с дочкой и мужем вместе с ребятней провожали нас до машины (Илл. 28). Я ехал мимо деревень с домами на сваях и думал: как здесь жить в период дождей, когда Брахмапутра плещется прямо под сваями? У многих из жителей есть современные гаджеты, дети ходят в школу, рядом с некоторыми домами видны спутниковые тарелки, тем не менее стиль их жизни, по-видимому, мало чем отличается от жизни трехсотлетней давности, при Рудре Сингхе. Но скорее всего, мои впечатления поверхностны: модернизация постепенно проникает и в жизнь мисинг.
84 Согласно переписям, мисинг / мишинг или мири — вторая по численности после бодо народность Ассама: на сегодняшний день на территории штата их проживает около 700 тысяч. Люди мисинг принадлежат к крупной группе племен, называемых тани, говорящих на языках сино-тибетской языковой семьи и проживающих на территории Тибетского автономного района Китая и индийских штатов Аруначал Прадеш и Ассам. Неизвестно, что заставило их в незапамятные времена спуститься с гор в долину Брахмапутры и заняться земледелием. Письменных свидетельств об этом нет. Существуют лишь народные песни и предания, до сих пор передающиеся устно от поколения к поколению. Согласно одной из теорий, мисинги, жившие в горах, не были единым племенем, сплочение началось в процессе миграции и расселения в долинах рек Ассама. Этим в какой-то степени объясняется наличие у них множества кланов и диалектов, так же, как и разница в уровнях развития.
85 До прихода англичан и христианских миссионеров мисинг, как и другие народности, входящие в группу тани, исповедовали религию Доньи-Поло или Доньи-Полоизм21. К настоящему времени значительная их часть исповедует христианство и индуизм. В доме, который мы посетили, на стене рядом с дверью висело изображение богини Сарасвати22 с лебедем у ног и с виной23 в руках (Илл. 27).
21. Доньи-Поло — традиционная для многих народов северо-восточной Индии анимистическая религия. Ритуалами Доньи-Поло управляет шаман, совершающий жертвоприношения богам; в прошлом практиковались и человеческие жертвоприношения, а в настоящее время чаще всего используются куры и куриные яйца. Ритуалы Доньи-Поло строго привязаны к лунным циклам и наиболее важные проводятся в полнолуние. Название в переводе с языков тани буквально значит «Солнце-Луна», где Солнце воплощает женскую сущность, а Луна мужскую. С 1970-х гг. наблюдается возрождение Доньи-Поло в некоторых районах северо-востока Индии в качестве альтернативы христианству, и постепенное ее инкорпорирование в систему индуизма.

22. Сарасвати — богиня мудрости, знания, искусства, красоты и красноречия, супруга и помощница Брахмы при творении Вселенной, первоначально речная богиня. Изображается в виде красивой женщины в белых одеждах. Вахана (ездовое животное) — чаще всего, как и у Брахмы — лебедь, символ сил Света, реже павлин или овца.

23. Вина — старинный индийский щипковый музыкальный инструмент, в иконографии Сарасвати — символ искусства.
86 В то же время уровень политизации мисинг достаточно высок. В восьми дистриктах верхнего Ассама распространено движение за расширение автономии мисинг, развернувшееся с начала 1990-х гг. После урегулирования волнений первой половины 90-х гг., в 1995 г. был образован Автономный совет мисинг с центром в дистрикте Дхемаджи (произносится «Деймаджи»), в юрисдикции которого находятся 40 избирательных округов в восьми дистриктах. К слову сказать, таких автономных административных образований, представляющих права т. н. «зарегистрированных племен / каст», в Ассаме десять, и еще 13 в соседних с ним штатах Северо-Восточной Индии: Мегхалая, Манипур, Мизорам и Трипура.
87 Бóльшая часть народа мисинг проживает в верхнеассамских дистриктах Дхемаджи и Лакхимпур, граничащих со штатом Аруначал Прадеш, а также на острове Маджули, самом большом речном острове в мире, в 2016 г. получившем статус 33-го дистрикта Ассама.
88 Буйволы-пацифисты
89 На обратном пути наше внимание привлекло множество буйволов, пасущихся в поле недалеко от дороги (Илл. 29).
90

91 Илл. 29. Буйволы в поле у дороги
92 Проехав совсем немного, мы увидели много людей, стоящих по краям соседнего большого поля (Илл. 30).
93

94 Илл. 30. Люди, толпящиеся по краям поля с буйволами
95 «Что здесь происходит?» — спросили мы у Маноша. «Буйволиные бои», — ответил он небрежно. Конечно же, мы попросили остановиться: пропустить царскую забаву было невозможно. От дороги до поля, где собрался народ, надо было пройти совсем немного: метров триста-четыреста. Естественно, мы торопились, боясь, что опоздали. Но спешка была напрасной: на поле находился лишь один буйвол, а поодаль стояли кучки людей, выглядевших расслабленными и никуда не торопившимися. Ничто и не думало начинаться (Илл. 31).
96

97 Илл. 31. Буйвол посреди поля и кучки праздношатающихся
98 Несмотря на середину недели, народа было много: все жаждали насладиться зрелищем. Люди плотно стояли в несколько рядов на валах, окружающих поле. Приходили семьями, было много детей (Илл. 32). По полю расхаживали профессиональные фотографы с огромными объективами, выбирали место для съемки.
99

100 Илл. 32. Зрители на валах, окружающих поле
101 Но вот с дальнего конца поля стали подводить быка-соперника. Вели его двое, как пленного: один спереди, другой сзади. Как только стоящий посреди поля буйвол увидел подходящую троицу, он развернулся и кинулся прочь. За ним погнались, остановили, повели назад, поставили друг перед другом. Но тут развернулся второй буйвол и побежал восвояси, туда, откуда его привели. В том же направлении последовал и первый буйвол (Илл. 33, 34).
102

103

104 Илл. 33, 34. Буйволы друг перед другом Бегство с поля
105 Выбор был неудачным: первая пара буйволов не годилась для боев. Организаторы пошли за новой парой и ходили долго; народ терпеливо ждал. Наконец, перед импровизированной трибуной провели следующего «участника», через некоторое время проследовал и второй, их опять поставили друг перед другом и, видимо, стали «разогревать». В какой-то момент правый буйвол даже резко опустил голову и наставил острые рога прямо в грудь сопернику. Тут я подумал: «А что, если бросится?» — и мысленно поежился. Но все продлилось мгновение: буйволы явно не имели намерения драться, отворачивались друг от друга и норовили удрать в поле. В конце концов, им это удалось.
106 Поняв, что это надолго, люди тонким ручейком потянулись с поля к дороге. Устав ждать, и мы последовали за ними. Конечно, наше любопытство осталось неудовлетворенным, однако мы убедились, что простых ассамцев привлекают ныне те же развлечения, что и много веков назад. Увиденное помогло получить представление о том, как проводили время ахомские раджи и их приближенные, сидя на смотровой площадке Ранг-гхара, описанного в предыдущей части [Столяров, 2020, с. 222–223], откуда они наслаждались слоновьими, буйволиными, петушиными и т. п. боями.
107 Каменный мост через речку Намданг
108 Покинув поле с буйволами-пацифистами, мы двинулись в сторону Сибсагара. За несколько километров до него Манош остановил машину, чтобы показать нам еще один старинный каменный мост. Перекинутый через речушку Намданг, приток Дикхоу, он был построен более трехсот лет назад в 1703 г. бенгальскими мастерами по приказу легендарного ахомского правителя Сваргадео Рудры Синхи (1696–1714) (Илл. 35).
109

110 Илл. 35. Каменный мост через речку Намданг
111 Мост имеет слегка выгнутую форму, длина его 60 м, ширина — 6,5 м и высота совсем небольшая — 1,7 м, а уникален он тем, что, как утверждают местные жители, высечен он из одной скалы. Одновременно говорится, что он был «слеплен» из огромных каменных глыб, каким-то образом привезенных с гор Нага мастерами, называвшимися силакути. Скрепляющий раствор готовили из смеси риса бора24, утиных (в другом варианте — лебединых) яиц, рыбы борали25, урда26, лайма и проч. В двух этих утверждениях нет противоречия: проезжая часть моста могла быть высечена из огромного куска скалы, а опоры — из скальных глыб. Говорят также, что мастера построили мост за одну ночь, и вот это уже воспринимается как сказка. Сам по себе мост невысокий, словно вросший в землю. В нем семь низких арок-кулвертов, или водопропускных труб27. Боковые поверхности моста между кулвертами и выше украшены медальонами с изображениями людей или богов: барабанщик, воин, лучник, танцор (?), Брахма в позе лотоса с лотосом и четками в руках, всадник с копьем в руке (Илл. 36, 37, 38, 39, 40, 41).
24. Рис бора — разновидность клейкого риса, распространенного в Ассаме

25. Рыба борали — Barilius barila, небольшая (до 10 см) тропическая пресноводная рыба семейства карповых. Водится в чистых водах предгорий Индии, Непала, Бангладеш и Мьянмы. Ценится населением за исключительный вкус.

26. Урд или маи — в просторечии черный маш (лат.: Vígna múngo), растение семейства бобовых. Впервые начало выращиваться в Индостане 3000–4000 лет назад. Ныне широко распространено в Южной и Юго-Восточной Азии.

27. Yein T. Ch. The Stone Bridges of the Ahom Era. DimorianReview. Sonapur, 2018. Vol. 5, Iss. 5. URL: >>>> (Дата обращения 03.10.2020).
112

113

114

115

116 Илл. 36, 37, 38, 39. Украшения моста через речку Намданг БарабанщикВоинЛучникТанцор (?)
117

118

119 Илл. 40, 41. БрахмаВсадник
120 Изначально дорога через мост вела от Сибсагара к берегу Брахмапутры, а сейчас по нему пролегает Национальная автострада No. 2, проходящая через штаты Ассам, Нагаленд, Манипур и Мизорам протяженностью 1325.6 км и связывающая г. Дибругарх в верхнем Ассаме с г. Туипанг в Мизораме на границе с Мьянмой. Впечатляет, что уже больше трех столетий мост находится в рабочем состоянии, успешно пережив все землетрясения и наводнения.
121 Гаурисагар и Вишнудол
122 Буквально в полукилометре от моста находится еще один водоем, вырытый, как и Борпатро пукхури [Столяров, 2020, с. 223], по приказу Пхулешвари Конвари, первой жены Сваргадео Сиба Сингхи (1714–1744), старшего сына Рудры Сингхи. Называется он Гаурисагар пукхури (Илл. 42). По ее же приказу был выстроен и храм на восточной оконечности северного берега Гаурисагара. На сайте Археологического управления Индии утверждается, что храм посвящен богине Деви28, называется Девидол и является самым большим из трех находящихся здесь храмов29 (Илл. 43).
28. Деви — разновидность Дурги, она же Парвати, жена Шивы

29. Devidol, Gaurisagar. URL: >>>> (дата обращения 03.10.2020).
123

124 Илл. 42. Искусственный водоем Гаурисагар
125

126 Илл. 43. Храм Деви — Девидол
127 Так же, как и описанный в предыдущей части Джагадхатри доул [Столяров, 2020, с. 224], храм построен в стиле североиндийской архитектуры нагара и состоит из двух основных частей: шикхары30, возвышающейся над гарбхагрихой31 и мандапы32, крытой двускатной крышей (дочáла), ориентированной на запад, имеющей вход с торца и соединенной с гарбхагрихой посредством антарáлы33. Девидол ориентирован шикхарой на восток, она украшена сверху четырехъярусной амалакой34, а по углам — четырьмя ангашикхарами (угловыми шикхарами). Мандапа в плане представляет собой прямоугольник, приближающийся к квадрату, а шикхара, построенная по типу ратха (скр.: часть; здесь: грань), в плане выглядит как квадрат, имеющий по пять граней (панчаратха) с каждой стороны.
30. Шикхáра (скр.: горная вершина) — пирамидальная башня, подобие купола, поставленная на гарбхагриху (см. ссылку 26).

31. Гарбхагриха (скр.: дом, вместилище зародыша) — святая святых храма, где установлен алтарь с главными мýрти (скр. ‘проявление’) — статуями или изображениями богов, дэвов или святых

32. Мандапá в индуистском храме — похожая на крыльцо конструкция, ведущая в храм через пышно украшенные ворота (гопýрам); используется для религиозных танцев и музыки, а также является частью основного здания храма.

33. Антарáла — помещение между святилищем и залом для молящихся; символизирует лиминальное пространство между земным и божественным миром

34. Амалáка — каменный диск обычно с ребрами по краю, расположенный на вершине главной башни храма, символизирует плод лотоса и обозначает символическое местопребывание под ним божества. В другой интерпретации — солнце, понимаемое как врата на небеса.
128 Стены Девидола украшены несколькими поясами изображений, по большей части, божеств, возможно также правителей (Илл. 44, 45).
129

130

131 Илл. 44, 45. Изображения на стенах ДевидолаБрихаспати в лотосах
132 На рельефах много изображений ведийских божеств. Любопытно изображение Брихаспати35, сидящего в цветке распустившегося лотоса в позе лотоса и держащего в четырех руках сосуд с сомой, четки, бутон лотоса. За его спиной — группа резвящихся слонов в качестве божественных атрибутов (Илл. 45). Еще Манош показал нам изображение Индры, сидящего с супругой Щачи не на своем слоне Айраватхе, а, как утверждает Манош, на слонихе с множеством сережек в ухе. Щачи поддерживает это ухо рукой, демонстрируя его зрителям (Илл. 46).
35. Брихаспати (скр.: господин брахмана (молитвы)) — советник богов; божество молитвы и жертвоприношения. Персонификация планеты Юпитер.
133

134 Илл. 46. Индра на слонихе
135 Совсем недалеко от Девидола, метров в тридцати к северу, расположен Шива доул. Он значительно меньше и украшен гораздо скромнее, однимлишь поясом изображений. Но осмотреть его подробно мы не успели: быстро темнело.
136 Музей Уттаран
137 Уже в сумерках экспедиция подъехала к трехэтажному зданию средних размеров и необычной формы. Ехать было недалеко — не более полукилометра по направлению к Талатал-гхару. Манош оставил нас перед дверью, а сам прошел внутрь, откуда тут же появился с немолодым щупловатым человеком во френче, в очках, с седоватой бородкой и с залысинами. Это был г-н Дурлов Бора, создатель и хранитель уникального краеведческого музея Уттаран, его директор и экскурсовод. Мы заплатили какую-то символическую сумму, оставили обувь перед дверью, ступили на каменный пол и оказались в мире удивительных вещей. В зале, вернее, в башне-восьмигранники, возвышающейся на высоту трех этажей, в центре находится винтовая лестница, а вдоль стен идут застекленные стеллажи с экспонатами. Экспонаты стояли и под стеллажами, и под ступеньками лестницы, разделенные красными ковровыми дорожками, чтобы не было холодно босым ногам (Илл; 47, 48).
138

139

140 Илл. 47, 48. В левом нижнем углу — фото г-на Бора в молодости. Орудия труда
141 Артефактов в музее с избытком, внимание рассеивалось и создавалось впечатление, что помещение распирает от разнообразия предметов, стены не могли их вместить; многие экспонаты даже были вложены один в другой или стояли друг на друге. Как и полагается краеведческому музею, здесь были собраны воедино и объекты местной природы, и предметы человеческой материальной культуры. Объекты местной природы в виде птичьих гнезд, пчелиных и осиных ульев, гербариев, засушенных насекомых под стеклами и чего-то, заключенного в малые и среднего размера банки, заполненные жидкостью, располагались преимущественно в задних рядах стеллажей, тогда как предметы материальной культуры размещались, в основном, в передних рядах и прямо под ногами, мешая подойти к стеллажам поближе. А разглядывать было что. Здесь были и орудия труда, и холодное оружие, и архитектурные украшения из камня и дерева, и археологические находки в виде целых образцов и фрагментов лепной и кружальной керамики, и этнографические редкости, такие, как ритуальная атрибутика или экзотические маски с острова Маджули36, и предметы повседневной жизни, включая кухонную утварь, канцелярские принадлежности и всевозможная техника, включая часы, телефоны, радиоприемники и т. п. Каждая вещь из этой части коллекции обладала индивидуальностью, имела историю, была когда-то в употреблении, знала тепло человеческих рук. Кроме того, почти все они были задокументированы, о чем свидетельствовали номера или этикетки, сделанные латиницей или ассамским алфавитом (Илл. 49, 50).
36. Как утверждают ассамцы, о. Маджули на Брахмапутре — самый большой по площади речной остров в мире.
142

143

144 Илл. 49, 50. Стеллажи музея УттаранУ ступенек винтовой лестницы
145 В коллекции не было откровенно крупных и тяжелых предметов, скажем, бивней мамонта или окаменелых рогов носорога, может быть, оттого что в Сибсагаре это не воспринималось как что-то необычное, поскольку потомки этих животных свободно бродили по заповеднику Казиранга в каких-нибудь десятках миль отсюда. Не попадались на глаза и чучела животных и муляжи рыб: хранитель музея был не охотником и рыболовом, а собирателем, лично копивший сокровища, либо полученные в дар, либо купленные у владельцев за бесценок. Не было здесь и костюмов, непременных атрибутов этнографической коллекции. Не было и картин, зато были скульптуры, причем не только в виде традиционных Шивы, Ганеши или Будды, но и в виде оригинальных композиций, вырезанных из крупных кусков дерева или древесных наростов — капов, в изобилии расставленных повсюду. Автором скульптур был сам г-н Бора. Улыбнувшись, он сказал, что это его хобби (Илл. 51, 52).
146

147

148 Илл. 51, 52. Вид на музей с винтовой лестницыСтеллажи и скульптуры
149 Отсутствие костюмов и картин отчасти можно объяснить тем, что они не вписывались в концепцию коллекции, состоявшую в идее прогресса, воспринимающимся г-ном Бора как линейное движение от простого к сложному. Особенно явно концепция нашла отражение в экспонатах третьего этажа, где выстроились в ряд солнечные, песочные, настенные часы и много будильников, или гусиное перо, перьевая ручка с чернильницами, чернильные и шариковые авторучки, пишущая машинка и ноутбук, примерно такие же ряды с телефонами, патефонами, проигрывателями, ламповыми приемниками и т. д.
150

151 Илл. 53. Г-н Бора (крайний слева), участники экспедиции и жена смотрителя музея (крайняя справа)
152 В ходе разговора выяснилось, что г-н Бора — сторонник Компартии, как, впрочем, и многие образованные люди в этой части Индии. Мы выпили масала чай, сфотографировались на прощанье (Илл. 53) и уже в полной темноте вернулись в гостиницу.
153 Каждый день, проведенный в Сибсагаре, казался очень длинным и насыщенным. Мы знакомились с историей людей, проживающих здесь, с особенностями их жизни, с их привычками и предпочтениями. Мы видели, как ахомские правители создавали инфраструктуру этих мест, как развлекались, в каких условиях жили их подданные, и все больше убеждались в том, как мало мы знаем друг о друге, утверждались в мысли, что надо будет вернуться.

References

1. Gorokhov S. A. Religious Factor in the Political Life of Modern India. The Bulletin of Adyghe State University. 2011. No. 2(80). Pp. 95–100 (in Russian).

2. Gorokhov S. A., Dmitriev R. V. Demographic Features of Indian Religious Communities at the Beginning of the 21st Century. Tomsk State University Journal. 2016. No. 406. Pp. 56–63 (in Russian).

3. Likhachev K. A. Assam in Unrest. Asia and Africa Today. 2012. No. 10. Pp. 25–30 (in Russian).

4. Mikhailov S. A. Problems of the Modern Society and Ethnic Separatism in North-Eastern India (NER). RUDN Journal of World History. 2019. Vol. 11. No. 4. Pp. 315–328 (in Russian).

5. Podoplelov S. A. Burden of Assam: Problems of the Illegal Migration from Bangladesh to India. Asia and Africa Today. 2019. No. 8. Pp. 61–65 (in Russian).

6. Stolyarov A. A. En Route to Sibsagar: Three Capitals of Ahom Kingdom. Vostochnyi Kurier / Oriental Courier. 2020. No. 1–2. Pp. 216–242 (in Russian).

7. Dutta N. Immigration in Assam: A Historical Perspective. International Journal of Humanities and Social Science Invention. 2015. Vol. 4. Issue 1. Pp. 30–32.

8. Mising Gompir Kumsung: A Dictionary of the Mising Language (Mising to Mising, Assamese, English). Ed. T. R. Taid. Guwahati: Anundoram Borooah Institute of Language, Art & Culture, 2010. — 697 p.

9. Migrant law in India: protests do not subside for fifth day, there are dead. BBC (in Russian). 16.12.2019. URL: https://www.bbc.com/russian/news-50809581 (accessed: 10.10.2020).

10. Citizenship Amendment Bill: India's new 'anti-Muslim' law explained. BBC. URL: https://www.bbc.com/news/world-asia-india-50670393 (accessed: 08.10.2020).

11. Ajan Pir Award conferred on Arun Sharma. The Assam Tribune. 19.12.2015. URL: http://www.assamtribune.com/scripts/detailsnew.asp?id=dec2015/state052 (accessed; 10.10.2020).

12. Ajan Pir Dargah Sivasagar. TourMyIndia. URL: https://www.tourmyindia.com/states/assam/ajan-pir-dargah.html (accessed: 10.10.2020).

13. Devidol, Gaurisagar. URL: http://asiguwahaticircle.gov.in/Devidol%20Gaurisagar.html (accessed: 03.10.2020).

14. Nath H. K., Nath S. K. Illegal Migration into Assam: Magnitude, Causes, and Economic Consequences. SHSU Economics & Intl. Business Working Paper. No. 10–06. 2010. URL: https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=1750383 (accessed: 10.10.2020).

15. Important Sufis of Assam and their Contributions. Shodhganga. URL: https://shodhganga.inflibnet.ac.in/bitstream/10603/69146/10/10_chapter%203.pdf (accessed: 10.10.2020).

16. Yein T. Ch. The Stone Bridges of the Ahom Era. DimorianReview. Sonapur, 2018. Vol. 5, Iss. 5. URL: http://www.dimorianreview.com/2018/09/the-stone-bridges-of-ahom-era.html#axzz6Lx4kFgxf (accessed: 03.10.2020).

Comments

No posts found

Write a review
Translate