Character Chains in the Chinese Language (On the Base of Complex Signs with Radical 人 / 亻 ‘Man’)
Table of contents
Share
QR
Metrics
Character Chains in the Chinese Language (On the Base of Complex Signs with Radical 人 / 亻 ‘Man’)
Annotation
PII
S268684310021468-2-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Nadezhda Mikhalkova 
Occupation: Doctoral Candidate of the Department of General Linguistics
Affiliation: Minsk State Linguistic University
Address: Belarus, Minsk
Edition
Pages
44-54
Abstract

The article deals with the composition and semantic features of the derivative complex logograms with radical 人 / 亻 ‘man’ in the Chinese language. Based on structural-semantic and etymological analysis, the possibility of sequential chain connection of simple logograms into a multicomponent sign is revealed (by analogy with word formation in the languages of the sound-letter type). The structural and the structural-semantic types of chains are established, the features of connecting components of complex characters are determined, and models of the chain combination of signs are developed: structurally complete (consistently formed from four to six character signs “character (A) → character (A+B) → character (A+B+C) →character (A+B+C+D)”, incomplete (up to three sequentially attached characters “character (A) →character (A+B) → character (A+B+C)”), with a gap (the absence of an intermediate chain character, for example, “character (A) → character (A+B) →character (A+B+C+D)”). Character chains with logogram reduplication were separately identified and considered. The results of the statistical analysis made it possible to identify the frequency of chains of a different type, as well as to determine the leading type of composition (by the number of components in a complex sign and their frequency of occurrence in sign-forming chains). On the other hand, the formation of sign-forming chains of different types clearly ‘demonstrates’ the prevalence of radial rather than chain structures. A feature of the identified chain constructions is the dominance of the structural-semantic type of constructions, where the structural-formal aspect is a more powerful basis for construction. At the same time, the results of a deep etymological and semantic analysis showed several semantic connections, which also form the basis of the chains.

Keywords
determinative, semantics, etymology, logogram, sign formation, Chinese language, chain
Received
11.08.2022
Date of publication
19.09.2022
Number of purchasers
0
Views
20
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 Построение иероглифов китайского языка, как и знаков иной письменности, закономерно началось с постепенного создания набора минимальных частей будущей графики. Такими компонентами письма явились простые, сложные, производные и сложнопроизводные черты (графемы), представляющие собой устойчивые полиморфные дискретные единицы дознаковой природы, эффективно функционирующие в китайском языке в качестве «строительного материала» для единиц более сложного типа [Готлиб, 2020, с. 25]. В отличие от алфавитных (звуко-буквенных) систем письменности, где понятие графемы используется для обозначения минимальной единицы графической системы языка, обладающей тем или иным лингвистическим содержанием с референтом — буквой, словом, морфемой, слогом или фонемой [Большой энциклопедический словарь, 1998, с. 117], в идеографической системе китайской письменности этот термин имеет более узкое значение. Графема (черта) в китайской письменности — это наименьшая единица системы, лишенная самостоятельной знаковой функции [Готлиб, 2020, с. 25], т. е. иными словами это часть графики, выполняющая функцию построения семантически значимых компонентов, не имеющая изолированного значения.
2 Минимальная значимая единица китайской графики имеет в синологии различные терминологические номинации (ключ, ключевой знак / краевая графема, 形素 (синьсу; формальная единица), 字根 (цзыгэнь; корень письменного знака), 字元 (цзыюань; основа письменного знака), 字素 (цзысу; морфема письменного знака, радикал, идеограф, идеограмма, синограф, синограмма, графема) (см.: [Карапетьянц, 2010; Кондрашевский, 1982; Шер, 1968; Ван Нин, 2002] и др.), среди которых, как нам кажется, наиболее понятным и обоснованным в качестве обозначения наименьшей значимой части графики, не функционирующей самостоятельно (т. е. не образующей линейные, синтагматические связи) выступает введенное О. М. Готлибом понятие морфограммы. Олег Маркович Готлиб выделил 154 морфограммы, взяв за основу базу ключей (部首; бушоу) словаря «说文解字» («Шовэнь цзецзы») Сюй Шэня, а также толковый словарь «汉语大词典» («Ханьюй дацыдянь», 1998), позволивший исключить значительную часть графики и определить именно морфограммы, т. е. единицы-ключи (部首) с точки зрения их неспособности к образованию сложных слов, некоррелятивности морфемам или простым словам. Каждая морфограмма может выполнять функцию как фонетика сложного знака, так и смыслового компонента — идеографа или детерминатива [Готлиб, 2020, с. 33].
3 Базовой единицей китайской письменной системы является логограмма — значимая и синтагматически свободная часть графики, именуемая чаще всего иероглиф; в синологическом сообществе устоявшимися также считаются термины синограф, синограмма, символограмма и ханьцзы. Главное отличие логограммы от морфограммы — синтагматическая свобода функционирования в качестве отдельной морфемы-слова. Функционально, так же, как и морфограмма, логограмма может выполнять функцию фонетика и смыслового компонента — идеографа или детерминатива в сложном знаке.
4 Логограммы могут быть простыми и сложными. Простые логограммы состоят из одного элемента, например, 方 (фан; этимологически все же могут быть членимы на большее число [Резаненко, 1985; Карасева, 2019]), сложные логограммы представляют собой единство двух и более простых логограмм или морфограмм, например, 吃 (чи) ‘принимать пищу’ [Готлиб, 2020, с. 69] (состоит из логограммы-детерминатива 口 (коу) ‘рот’ и морфограммы-фонетика 乞 (ци) ‘искать’ [Karlgren, 1973]1). Поскольку сложный иероглифический знак представляет собой соединение нескольких логограмм / морфограмм возникает вопрос относительно специфики данного объединения: насколько свободно / несвободно сочетание логограмм одного иероглифа, может ли иероглифическое знакообразование подобно словообразованию конструировать цепочки логограмм, каждый элемент которых будет являться основой для образования последующего. В данной работе предпринята попытка построить знакообразовательные цепи подобного типа. За основу взята одна из самых крупных иероглифических подсистем китайского языка — производные сложные знаки с детерминативом 人 /  ‘человек’, общее число которых насчитывает 1547 единиц, включая традиционные, устаревшие и вариативные формы2.
1. Функциональный статус морфограммы 乞 в данном случае достаточно спорный, поскольку, если мы путем многоступенчатой идентификации обратимся к этимологии этого знака, получается, что он образован через опущение части логограммы 气 (‘дышать’) → 乞 и имеет то же значение. Следовательно, скорее всего, в производном иероглифе吃 ‘принимать пищу’ мы все же должны, на наш взгляд, рассматривать морфограмму 乞 как фоно-идеографическую.

2. Ханьцзы цзыдянь. 汉字字典 (Словарь китайских иероглифов). URL: >>>> (accessed 24.01.2022).
5 Следует отметить, что до настоящего времени, несмотря на множество работ в области иероглифики и грамматологии китайской письменности [Сюй Шэнь, 2006; Цю Сигуй, 2002; Чжан Цзиньсянь, 1988; Тан Лань, 1945; Нюй Хунинь, 1998; Гордей, 1998; Резаненко, 1985; Карасева, 2019 и др.], касающихся, прежде всего, структуры и типов иероглифов, исследований знакообразовательных цепочек в китайском языке нами не обнаружено. Это может быть объяснено рядом причин: во-первых, сложностью этимологического анализа и, как следствие, неоднозначностью лексикографических описаний современных этимологических словарей китайского языка; во-вторых, превалирующим большинством логограмм фонетической и фоно-идеографической категории, и, наконец, неоднозначностью статуса логограмм различного типа. Совокупность названных причин оказала влияние и на наше исследование, поскольку, из имеющейся картотеки в 1547 производных иероглифических знаков, нам удалось построить только 148 знакообразовательных цепей, задействовав тем самым лишь 358 иероглифов от общего числа.
6 Иероглифические цепи конструировались следующим образом: исходной основой являлась логограмма 人 (человек), далее путем увеличения числа логограмм на единицу производился поиск соответствующего потенциальной модели сложного иероглифа. В общем виде процедура может быть представлена формулой «иероглиф (А) → иероглиф (А+B) → иероглиф (A+B+C) → иероглиф (A+B+C+D) → иероглиф (A+B+C+D+n…)» (Илл. 1). С формальной точки зрения получалась иероглифическая цепь типа: 人→什→估→倨 или人→佁 и др., включающие соответственно однокомпонентный, двухкомпонентный, трехкомпонентный и т. д. знак.
7 Материал исследования показал, что образуемые логограммами цепи различны по структуре: могут быть выделены структурно полные (последовательно образующиеся от четырех до шести иероглифических знаков «иероглиф (А) → иероглиф (А+B) → иероглиф (A+B+C) → иероглиф (A+B+C+D)», например, 人 → 什 → 估 → 倨), неполные (до трех последовательно присоединяемых иероглифических знаков «иероглиф (А) → иероглиф (А+B) → иероглиф (A+B+C)», например, 人 →仁 →佞), с разрывом (отсутствие промежуточного иероглифа цепи, например, «иероглиф (А) → иероглиф (A+B) → иероглиф (A+B+C+D)», например, 人 → 仙 → 崔). Отдельно могут быть выделены иероглифические цепи с редупликацией логограммы, например, 人 → 伙 → 倓). На Илл. 1 представлены все структурные знакообразовательные модели сложных производных иероглифов с детерминативом人 ‘человек’ и их частотность в китайском языке.
8

9 Илл. 1. Частотность иероглифических цепей с детерминативом 人 /  ‘человек’ в китайском языке
10 Frequency of Hieroglyphic Chains with the Determinative 人 / 亻 ‘person’ in Chinese
11 Наиболее частотной иероглифической цепочкой является «иероглиф (А) → иероглиф (А+B)», т. е. когда образование сложного производного иероглифа происходит путем добавления к исходной знакообразовательной основе人 (rén; человек) одной логограммы, что приводит к конструированию двухкомпонентных сложных знаков (48 % от общего числа структурных типов), например, 人 → 侏 (zhū; карлик) (人 + 朱; ‘жемчужина’). Этим же способом образованы сложные логограммы 伯 (bó; ‘дядя’), 伻 (bēng; ‘слуга’), 仔 (zǐ; ‘детеныш’) и др.
12 Вторую по частотности структуру (28 % от общего числа) представляют собой цепи, где в конечном трехкомпонентном иероглифическом знаке присутствуют три логограммы, последовательно присоединенные, начиная от исходной знакообразовательной основы 人 , например, «иероглиф (А) → иероглиф (А+B) → иероглиф (A+B+C)», 人 → 仕 (shì; ‘служить; делать карьеру чиновника’) (人 + 士; shì; ‘воин’) → 侍 (shì; ‘прислуживать’) (人 + 士  + 寸; cùn; ‘мера длины 3,33 см’).
13 Цепи, в которых иероглифические знаки, последовательно увеличивая количество компонентов, достигли четырех логограмм в своем составе, составили всего 5 % от общего числа полученных типов, например, «иероглиф (А) → иероглиф (А+B) → иероглиф (A+B+C) → иероглиф (A+B+C+D)». Также были выявлены несколько групп цепей, где последовательное добавление логограмм не представляется возможным из-за отсутствия промежуточного в цепи варианта иероглифического знака, что приводит к образованию неполных цепей, обусловливая тем самым их прерывание. Так, наибольшую распространенность (12 % от общего числа) формируют цепи с пропущенным вторым или третьим компонентом: «иероглиф (А) → иероглиф (A+B+C+D)». Менее частотны цепи, в которых отсутствует двухкомпонентный знак («иероглиф (А) → иероглиф (A+B+C) → иероглиф (A+B+C+D) → иероглиф (A+B+C+D+n…)»), но при этом последовательно доходящие до иероглифических знаков, в составе которых содержатся пять логограмм. Наименьшее число образуют цепи с пропуском двух- и четырехкомпонентных иероглифов: «иероглиф (А) → иероглиф (A+B+C) → иероглиф (A+B+C+D+n…)», однако доходящих по своему составу до иероглифов, в которых могут быть выделены пять логограмм (см. Илл. 1).
14 Следует отметить, что присоединение разных по количеству логограмм к детерминативу 人 приводит к образованию знаков китайской письменности с разной семантикой. Анализ двухкомпонентных производных иероглифических знаков, в состав которых входит детерминатив 人, показал, что семантически наиболее обширна группа иероглифов, обозначающих живых существ. Она составила 29 % от всех проанализированных иероглифов, образованных путем соединения двух логограмм. Например, 侏 (zhū; ‘карлик’), 伯 (bó; ‘дядя’), 伻 (bēng; ‘слуга’), 仔 (zǐ; ‘детеныш’), 仇 (chóu; ‘враг’), 仙 (xiān; ‘отшельник; небожитель; гений’), 代 (dài; ‘заместитель; преемник’), 仪 (yí; ‘ровня; достойный партнер’), 伙 (huǒ; ‘товарищ; компаньон; совладелец’), 伐 (fá; ‘посредник; сват’), 伛 (yǔ; ‘горбун’), 伇 (yì; ‘слуга; ученик; солдат’), 优 (yōu; ‘актер’), 伎 (jì; ‘певичка’), 估 (gū; ‘купец’), 作 (zuò; ‘ремесленник, мастер’), 侲 (zhèn; ‘конюх’), 侨 (qiáo; ‘эмигрант’),  (xiá; ‘рыцарь’), 侄 (zhí; ‘племянник’) и др. Вторая по частотности группа (20%) представляет собой иероглифические знаки, именующие процессы различного типа. Например, 佑 (yòu; ‘оберегать’), 侑 (yòu; ‘уговаривать’), 佯 (yáng; ‘притворяться’) и др., среди которых можно выделить отдельную группу иероглифов, описывающих действия по перемещению объектов в пространстве. Например: 氽 (n; ‘плавать’), 伸 (shēn; ‘протягивать’) и др.
15 Не менее частотной областью знаков (13 %) является группа числительных, например: 亿 (yì; ‘100 млн’), 什 (shén; ‘10’), 仂 (lè; ‘0,1’), 仟 (qiān; ‘1000’), 伍 (wǔ; ‘5’), 伯/佰 (bó/bǎi; ‘100’), включая счетные слова 份 (fèn; ‘часть, доля, штука’), 任 (rèn; ‘счетное слово для описания количества людей’), 件 (jiàn; ‘кусок, штука’), 伒 (jìn; ‘толпа’), 位 (wèi; ‘счетное слово для описания количества людей) и др. 12 % от общего числа проанализированных двухкомпонентных иероглифов составляет семантический класс производных, номинирующих предметы обихода, оружия и названия музыкальных инструментов. Например, 伞 (n; ‘зонт’), 伐 (fá; ‘щит’), 仲 (zhòng; ‘флейта среднего регистра’), 仗 (zhàng; ‘оружие’) и др. Менее частотными являются обозначения тела человека, иных живых существ и их частей (体; tǐ; ‘тело, организм, конечность’, 仉; zhǎng; ‘ладонь’, 仜; hóng; ‘брюхо’); номинации явлений и событий в жизни человека (化; huà; ‘культура, нравы, обычаи’, 仗; zhàng; ‘бой, сражение’); знаки, характеризующие человека и его качества (仁; rén; ‘гуманность, человечность, сострадание’, 仪; yí; ‘достойное поведение’).
16 Путем соединения двух логограмм или морфограмм образуются в китайской иероглифике обозначения качественных прилагательных. Несмотря на то что эта группа составила небольшой процент от общего числа двухкомпонентных иероглифических единиц (9%), в нее вошли традиционные (неупрощенные) знаки, со всей очевидностью показывающие тесную связь параметрического описания объективной действительности с человеком и относительно человека, что вероятнее всего и обусловило выбор детерминатива  (‘человек’) в сложных логограммах. Например: 低 (dī; ‘низкий’), 仞 (rèn ‘глубокий’), 仄 (zè;‘узкий’).
17 Закономерно также вхождение в область иероглифических номинаций с детерминативом  имен собственных, в частности фамилий (6%), например, 仉 (zhǎng; ‘Чжан (фамилия)’), 仝 (tóng; ‘Тун (фамилия)’).
18 Анализ трехкомпонентных знаков иероглифических цепей выявил превалирующее большинство сложных иероглифов, описывающих характер и качества человека (32 %). Например: 佶 (jí; ‘крепкий’), 倓 (n; ‘спокойный’), 仡 (yì; ‘храбрый’), 佞 (nìng; ‘талантливый’) и др. Не менее широкую группу трехкомпонентных знаков составили сложные иероглифы, 1) обозначающие действия различного типа (20%), например: 佇 (zhù; ‘стоять’), 侍 (shì; прислуживать), 俘 (fú; ‘брать в плен’) и др.; 2) именующие массы людей (16%), например: 僰 (bó; ‘народность’), 伉 (kàng; ‘чета’), 俦 (chóu; ‘компания’), 众 (zhòng; ‘народ’) и др.; 3) номинирующие предметы обихода (14%), например, 俎 (‘кухонная доска’), 俑 (yǒng; ‘деревянная (керамическая) погребальная статуэтка’), 剑 (jiàn; ‘меч’), 衾 (qīn; ‘стёганое одеяло’) и др.
19 Наименее частотны трехкомпонентные сложные иероглифы, обозначающие 1) живых существ — наименования лиц (10%), например, 侨 (qiáo; ‘эмигрант’), 巫 (wū; ‘шаманка’), 伶 (líng; ‘актер’) и др. и 2) абстрактные понятия (2%), например, 侥 (jiǎo; ‘везение’), 伎 (jì; ‘талант’) и др.
20 Среди четырехкомпонентных знаков с детерминативом  самой обширной группой, в состав которой входит 31 % единиц от общего числа проанализированных иероглифических знаков, составляет группа иероглифов, обозначающая различные предметы обихода. Например: 盦 (ān; ‘крышка сосуда’), 龛 (kān’ ниша’), 盒 (hé; ‘коробка’). Вторая по объему семантическая группа включает различного рода обозначения признаков и составляет 20 % от общего числа проанализированных четырехкомпонентных иероглифов, например, 倨 (jù; ‘надменный’), 傲 (ào; ‘высокомерный’) и др. Менее частотны обозначения времени или временных отрезков, например, 俶 (chù; ‘начало’), 命 (mìng; ‘годы жизни’) и др. 17 % от общего числа проанализированных четырехкомпонентных иероглифов составили номинации процессов, в частности, 翕 (xī; ‘складывать’), 弇 (n; ‘покрывать одеждой’) и др. Наименьшими по частотности четырехкомпонентными иероглифами являются единицы, которые могут быть отнесены к именам собственным (8%) и числительным (6%), например, 個 (gè; ‘один’) и др.
21 Семантический анализ компонентов одной цепи показывает, что построение иероглифических цепей в китайском языке может быть прежде всего описано как структурно-формальный процесс, обеспечивающий, в первую очередь, понимание последовательности соединения логограмм в сложном знаке и в этом отношении, в большинстве случаев, не может рассматриваться с точки зрения знакообразования по аналогии, например, со словообразованием. Так, например, с семантической точки зрения значения компонентов цепи «人 → 什 → 估 (‘оценивать; делать расчет’)» напрямую последовательно не связаны между собой. Однако иероглифическая пара внутри этой цепи «什 → 估 » может быть рассмотрена как знакообразовательная, поскольку производимая человеком оценка непосредственно связана с числовыми единицами. В данном случае компонентный состав иероглифической пары также показывает в какой-то степени данную зависимость: «什 ‘десять’ ( + 十 ) → 估 ( + 十 +  ‘рот’)». Отметим, что иероглифические словари [Karlgren, 1973] описывают 古 как фонетик иероглифа 估 , указывая на семантику, исключительно выраженную детерминативом. На наш взгляд, выбор т. н. фонетика в китайской иероглифической письменности не случаен, и в большинстве случаев семантически обусловлен, на что также обращает внимание О. М. Готлиб [2020]. Таким образом, анализ иероглифических цепей китайского языка показывает, что иероглифическое знакообразование может быть как чисто структурным, так и структурно-семантическим, соответственно иероглифические цепи могут быть двух видов: структурные и структурно-семантические. При этом структурно-семантический вид иероглифических цепей, как правило, характерен для сложных логограмм, состоящих из не более, чем трех компонентов, т. е. чем длиннее цепь, тем больше она «тяготит» к чисто структурному виду. Рассмотрим более подробно структурно-семантические цепи.
22 Во-первых, при анализе иероглифических цепей с детерминативом 人/亻 становится очевидным, что количество добавляемых графических элементов – логограмм иероглифических знаков напрямую влияет на семантические свойства образуемого понятия, а именно сужает семантику знака, т. е. чем более сложная по своей структуре логограмма, тем уже ее семантика и наоборот, чем уже семантика, тем сложнее логограмма. Например, «人 → 亼 (; ’коллекционировать’) (亻 + 一 ‘единица’) → 伫 (zhù; ‘ждать’) (亻 + 一 + 宀; ‘крыша’). В данной цепи явно прослеживается семантическая зависимость между первым и вторым компонентами цепи. Иероглифический знак 亼 состоит из двух логограмм: 人 и 一, трехкомпонентный иероглиф с морфограммой 宀 приобретает значение “ждать”. Трехкомпонентный иероглиф伫, согласно этимологическому словарю [Karlgren, 1973], семантически не имеет никакой связи со своим компонентом 一 ‘единица’, поскольку 一 образовалась путем упрощения знака 宁 (níng), указывающего на помещение — комнату.
23 Наиболее ярко семантика прослеживается в иероглифических цепях с редупликацией логограмм/морфограмм. Такие цепи также отнесены нами к структурно-семантическому типу. Рассмотрим, например, иероглифическую цепочку: 人  → 佃 (diàn; ‘брать землю в аренду; возделывать’) → 儡 (lěi; ‘портиться; истощаться’). Иероглифический знак 佃 образован путем соединения двух логограмм: 人  + 田 tian ‘поле’. Детерминативом является人 , 田 — логограмма идеографического типа. Процессуальное значение ‘брать землю в аренду; возделывать’ выражено двухкомпонентным производным иероглифическим знаком, в котором релевантными компонентами для репрезентации искомого значения процессуальности являются субъект действия — человек и объект, на который оно направлено – поле. Конечный элемент представленной иероглифической цепи 儡 имеет в своем составе также два вида логограмм: 人 + 田, однако в количественном отношении имеет место четырехкомпонентный производный иероглиф, поскольку правая часть знака 儡 представлена тремя логограммами 田. Согласно толковому словарю производный иероглифический знак с тремя логограммами 田 означает «пространство между полями». Этимологические словари описывают значение утроенной логограммы田  как множества «поля; страна» [Wieger, 1965] или «поля, разъединенные дамбами» [Karlgren, 1973]. При добавлении логограммы-детерминатива 人 получившийся производный знак 儡 означает «портиться; истощаться». Процессуальное значение снова выражено с помощью субъекта, его производителя, и объекта, на который оно направлено, — поля. Семантическая связь между вторым и третьим иероглифами — компонентами цепи人 → 佃 → 儡  сохраняется. На данном примере видно, что постепенно выстраивается когнитивная линия «субъект А → действие субъекта А на объект В → изменение объекта В при воздействии субъекта А».
24 К структурно-семантическому типу может быть также отнесена иероглифическая цепь «人 → 囚 (qiú; ‘арестовывать; арестант’)». Двухкомпонентный иероглиф 囚 образовался путем соединения логограмм 人 и морфограммы 囗 (wéi; ‘ограда’). Соединение компонентов 人 и 囗 позволяет выразить значение процессуальности (арестовывать) и лица (арестант). Образное представление понятия «арестовать» через соединение субъекта и объекта – пространственной границы («человек за оградой») формирует лексическое значение «арестовывать» и выбор соответствующих логограмм.
25 Ярким примером двухкомпонентных цепей структурно-семантического типа может также служить знакообразовательная цепь «人 → 仙 (xiān; ‘бессмертный, божество, рай’)». Иероглифический знак 仙 включает в свой состав две логограммы: 人 и 山 (shān; ‘гора’). В основе образования знака 仙 лежит метафорическое осмысление понятия «гора» как вершина вертикали, максимальное удаление вверх, к месту предполагаемого местонахождения – рая. Бессмертие, таким образом, в китайской иероглифике описывается через когнитивную модель «субъект-локация».
26 Трехкомпонентные структурно-семантические иероглифические цепи представлены, как правило, редуплицированными формами (дупликацией и трипликацией), например, 人  → 从 (cóng; ‘соединять; следовать’) → 众 (zhòng; ‘толпа; сборище’). В данном случае удвоение логограммы 人 указывает на пару, которая метафорически отображает исходное понятие 从. Последующее добавление логограммы 人 и увеличение соответственно сложной логограммы до трехкомпонентного состав 众 является выражением понятия «толпа; сборище», что может быть выражено через модель «субъект А → действие с помощью субъекта А → результат действия с помощью субъекта А».
27 К группе трехкомпонентных структурно-семантических иероглифических цепей без редупликации могут быть отнесены такие цепи, как, например, 人 → 仁 (n; ‘гуманность’) → 佞 (nìng; ‘красноречивый’). В двухкомпонентном иероглифическом знаке 仁 представлены две логограммы: 人 и 二 (èr; ‘два’). Числовое определение количества людей — 二 метафорически отражает в знаке понятие «сопровождения, поведения одного человека по отношению к другому». Абстрактное понятие «гуманность» связывается, таким образом, с субъектом — носителем данной характеристики. Отношения выражены путем точного числового указателя на количество субъектов. Последующее добавление к сложной двухкомпонентной логограмме 仁 логограммы 女 (; ‘женщина’) и увеличение логограмм до трехкомпонентного иероглифа 佞 (nìng) позволяет выразить атрибутивный признак «красноречивый; красноречивость». Примечательно, что в первом иероглифическом словаре китайского языка «Шовэнь цзецзы» («说文解字») детерминативом являлась логограмм 女. Затем данный иероглиф был классифицирован относительно логограммы — детерминатива人 , что, во-первых, показывает сложность для носителей китайского языка выбора наиболее близкого к искомому понятию признака, во-вторых, демонстрирует постепенное сужение семантики знака соответствующими средствами иероглифической системы.
28 Одним из важнейших свойств знакообразования является также порядок написания логограмм в сложном знаке, предопределяющий релевантность того или иного компонента в знаке3 и построение иероглифических цепей, например, 人 → 仔( zǐ; ‘назначать’) → 俘 (fú; ‘брать в плен’). Данная цепочка может быть отнесена к структурно-семантическому типу, поскольку с формально структурной точки зрения, мы наблюдаем постепенное увеличение числа компонентов логограммы на единицу и образование соответствующего сложного знака. При этом порядок начертания компонентов нам показывает иную схему соединения простых логограмм, при которой в системе сначала должен быть еще знак, соединяющий компоненты «человек» и «когти» (вместо «человек» + «детеныш»), и лишь только затем следовал бы знак 俘 («человек +когти +детеныш»). Однако знакообразование китайского языка строится согласно иным закономерностям и, как уже было сказано выше, не может быть рассмотрена как простое постепенное увеличение компонентов с новыми соответствующими значениями (особенно в отношении более, чем трехкомпонентного состава). Это говорит о том, что знакообразование китайского языка это скорее множество радиальных, нежели цепочечных структур. В то же время отнесение нами этой цепочки к структурно-семантическому типу не случайно. Кроме формальной схемы построения в данном примере также наблюдается определенная семантическая связь. Несмотря на то, что 仔 является на сегодняшний день омографом, первое значение этого знака — «одолеть, выполнить задачу (см. 佛时仔肩,示我显德行 (fú shí zǐ jiān, shì wǒ xiǎn dé xíng; ‘показать пример через выполнение поставленных задач и обязанностей как проявление высоких качеств и добродетели’))», «Шовэнь цзецзы» («说文解字») также указывает на значение «克; ‘справляться; одолевать; завоевать’». Добавление логограммы 爪 ‘когти’ сужает значение до 俘. Фонетик 孚 в знаке 俘  очевидно также идеографичен [Wilhelm, 1967; Karlgren, 1973]. Его происхождение связано с образом птицы (爪), защищающей свои яйца — детенышей (子). Когнитивная цепочка, таким образом, выглядит в данном случае следующим образом: «Субъект А (человек) → Действие субъекта А (одолеть) → Конкретное действие субъекта А (взять в плен)».
3. Данное свойство прежде всего предопределяет структуру построения иероглифической системы, которая именно по этой причине постепенно «отходила» от семантико-структурного к структурно-семантическому объединению (см., например, иероглиф 随 и др.).
29 Таким образом, построение иероглифики китайского языка структурно может рассматриваться как знакообразование аналогично словообразованию в языках со звуко-буквенной системой письменности. Специфика конструирования знаков китайской письменности, приводит, с одной стороны, к возможности построения знакообразовательных цепочек разного типа, с другой стороны, со всей очевидностью «демонстрирует» превалирование радиальных, нежели цепочечных структур. Особенностью выявленных цепочечных построений является доминирование структурно-семантического типа построений, где структурно-формальный аспект является более мощной основой образования. В то же время, результаты глубокого этимологического и семантического анализа показали ряд семантических связей, также являющихся основанием образуемых цепей. Данные связи тем сильнее, чем ближе знак к своей однокомпонентной основе — детерминативу.

References

1. Encyclopaedic Dictionary. Linguistics. 1990 Linguistic Encyclopedic Dictionary 2nd Reprint. Moscow: Great Russian Encyclopedia, 1998. — 685 p. (in Russian).

2. Gordey A. N. Principles of Calculation of the Semantics of Subject Areas: diss. … Dr. Phil. : 10.02.19. Moscow, 1998. — 211 p. (in Russian).

3. Gotlib O. M. Grammatology of the Chinese Writing. Moscow: VKN, 2020. — 314 р. (in Russian).

4. Karapetyants A. M. At the Origins of Chinese Literature. Moscow: Vostochnaya Literatura, 2010. — 480 р. (in Russian).

5. Karaseva K. V. Principles of Decoding Logograms and Reconstruction of Their Semantics: Ph.D. Philol.: 10.02.22. Minsk, 2019. — 26 p. [ (in Russian).

6. Kondrashevsky A. F. Signs of the Initial Categories of Chinese Writing and the System of Keys “Shuowen”: Ph.D. Philol.: 10.02.22; Moscow, 1982. — 27 p. (in Russian).

7. Rezanenko V. F. Semantic Structure of Character Writing. Kyiv: Kyiv State University, 1985. — 132 р. (in Russian).

8. Sher A. Ya. What You Need to Know about the Chinese Writing. Moscow: Nauka, 1968. — 211 p. (in Russian).

9. Karlgren B. Analytic Dictionary of Chinese and Sino-Japanese. Taipei: Ch’eng-Wen Publ., 1973. — 436 р.

10. Wieger L. Chinese Characters. New York: Paragon, 1965. — 820 р.

11. Wilhelm H. The I Ching or Book of Changes (tr. by C. F. Baynes). Princeton: Princeton University Press, 1967. — 800 р.

12. Wang Ning. Analysis of the Structure of Chinese Сharacters. Shanghai: Educational Literature Publ., 2002. — 280 p. (in Chinese).

13. Xu Shen. Explanation of Simple and Interpretation of Complex Signs. Yulu: Yulu Publ., 2006. — 540 p. (in Chinese).

14. Qiu Xigui. Study of Chinese characters. Beijing: Commercial Press, 2002. — 342 p. (in Chinese)].

15. Zhang Jinxian. On the Form of Modern Chinese Characters. Selected Papers of the Second International Symposium on Teaching Chinese. Beijing: Linguistic Literature Publ., 1988. — Pp. 496–511 (in Chinese).

16. Tang Lan. Study of Chinese Characters. Shanghai: Century Publ., 2005. — 184 p. (in Chinese).

17. Nu Hunin. About the Complex Characters of the Chinese Language. Beijing: Linguistic Literature Publishing House, 1998. — 248 p. (in Chinese).

18. 汉字字典 Chinese Characters Dictionary. URL: https://www.zdic.net/zd/bs/?bs=%E4%BA%BB (accessed 24.01.2022).

Comments

No posts found

Write a review
Translate