The Quest for the Holy Grail between East and West: The Story of the Search for the Chalice and Its Meaning
Table of contents
Share
QR
Metrics
The Quest for the Holy Grail between East and West: The Story of the Search for the Chalice and Its Meaning
Annotation
PII
S268684310030188-4-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Dinara V. Dubrovskaya 
Occupation: Leading Researcher, Institute of Oriental Studies, RAS, Professor
Affiliation:
Institute of Oriental Studies of the Russian Academy of Sciences
State Academic University for the Humanities (GAUGN)
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
54-67
Abstract

Entire libraries may be compiled of books, exploring the phenomenon of the Quest for the Holy Grail — its essence, meaning and the very Cup of the Last Supper in real material terms. Being one of the Christian relics that largely determined the spiritual quest of Europeans who obtained those rarities (or some things taken for them) in the Crusades, The Bratina, in which, according to the legend, St. Joseph of Arimathea collected the blood of the crucified Christ, surpasses material meanings and forces thinkers, philosophers, mystics and, of course, historians, to think about the meaning of man’s quest not only in the Middle Ages, but throughout all times. By bringing together the most important versions of the origins, quests, and likely locations of the Holy Grail, the author comes to her own conclusions about the reasons why this two-thousand-year-old quest is so important to world culture.

Keywords
Holy Grail, Christian relics, Christian mythology, Albigenses, the Grail, early Christianity, knights Templar, culture studies, material culture
Acknowledgment
The paper was prepared at the State Academic University for the Humanities within the framework of the state assignment of the Ministry of Science and Higher Education of the Russian Federation (topic No. FZNF-2020-0001 “Historical and cultural traditions and values in the context of global history”).
Received
04.03.2024
Date of publication
22.04.2024
Number of purchasers
4
Views
202
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 Грааль до того тяжеловесен, что никому из грешных человек не поднять его вовек.
2 Вольфрам фон Эшенбах, «Парцифаль»
3 Среди святынь христианства таинственная чаша Тайной Вечери — Священный Грааль занимает особенное место, он не дается в руки, не хранится в музее и не умещается в голове1. Наполненный глубочайшим философским смыслом Грааль заслуженно венчает величественный ряд обретенных или вызывающих диспуты христианских реликвий, к которым относятся Гроб Господень, Кровь Христова, фрагменты креста, терновый венец, копье римского сотника Лонгина и Туринская плащаница. Постижение смысла, поиск и обретение Грааля преследуют европейского человека относительно недавно, в течение, как минимум, восьми веков, служа универсальным идеалом западной культуры. И тем не менее в Библии о Чаше не сказано почти ничего. Этот прекрасный символ вечного духовного поиска произрастает из боковых, апокрифических сказаний, а не из Нового Завета (Илл. 1).
1.  NB: Статья является переработанным, исправленным и дополненным вариантом онлайн публикации [Дубровская, 2006], выполненным ввиду множественных заимствований исходного варианта статьи в последующей научной и популярной литературе без цитирования источника, но с сохранением всех его недочетов, исправленных в нынешнем варианте.
4

5 Илл. 1. Простая деревянная чаша, из которой мог в реальности пить Спаситель, по версии создателей фильма «Индиана Джонс и Священный Грааль» (1989)
6 Fig. 1. Crude wooden cup, adequate for the Savior in his real historical circumstances, according to the creators of ‘Indiana Jones and the Holy Grail’ film (1989)
7 Source: URL: >>>>
8 Чаша? Блюдо? Камень? Кровь?
9 Зачем ты пришел? За Граалем? Грааль не достанется никому. Того Грааля, за которым ты шел и из-за которого погибли все твои рыцари, — нет. Это миф. Грааль — просто кубок, полный крови.
10 Анонимный автор
11 Споры по поводу того, что понимается под Граалем — чаша или блюдо, — не утихают до сих пор, но чаще всего его изображают как кубок значительных размеров и несказанной красоты. По легенде, Иосиф Аримафейский2 принес на место распятия чашу, из которой Христос пил во время Тайной вечери и собрал в нее кровь из ран умирающего Назарянина, а потом, став стражем сразу двух реликвий — Священного Грааля и Копья Лонгина3, унес реликвии в некую отдаленную страну (по церковному преданию — вместе со святыми Марфой, Марией и Лазарем Иосиф отправился миссионером в Галлию и далее на Британские острова) [Wood, 2012, p. 37] (Илл. 2).
2.  Иосиф из Аримафеи — иудейский старейшина, предоставивший свою гробницу для погребения Иисуса Христа, упоминаемый в этом контексте авторами всех четырех Евангелий (Мф. 27:57; Мк. 15:43; Лк. 23:50; Ин. 19:38).

3.  Римский сотник Лонгин — римский центурион, по Священному Преданию, пронзивший копьем бок распятого Христа, чтобы убедиться в смерти распятого, и в Евангелиях по имени не названный. См.: (Ин. 19:31–37).
12

13 Илл. 2. Уильям Блейк. Иосиф Аримафейский в скалах Альбиона
14 1773. Гравюра ок. 109 г.
15 Fig. 2. William Blake. Joseph of Arimathea Among the Rocks of Albion
16 1773; engraved ca 1809
17 По одной легендарной версии, Иосиф поместил реликвии в аббатство Гластонбери (Glastonbury) в Англии [Barber, 2004, p. 70, 108, 203], по другой, местом хранения святынь стал построенный ангелами за одну ночь волшебный замок на горе Монсальват (Montsalvat) в Пиренеях, между Францией и Испанией [Wood, 2012, p. 43]. Уже оттуда фантазия рассказчиков уносит Священную Чашу в Индию — руками последнего из королей Грааля — Парсифаля, скрывшегося за вымышленным именем, и она навсегда исчезает из западного мира. Зато поиски Грааля становятся мотивом бесконечных приключений в легендах о рыцарях Круглого стола [Malory, 1485].
18 Христианство делает особый упор на любви, поэтому Грааль олицетворяет в нем сердце, в котором постоянно происходит водоворот вечной жизни. А вот «сокровенное знание» эзотериков говорит о происхождении Грааля совсем другие вещи. Когда Камень Безупречный (Lapis Exilis) с короны архангела Люцифера упал с неба, архангел солнца Михаил во главе ангельского войска напал на отступника и сопровождавшие его легионы восставших духов. В битве Михаил выбил огненным мечом из короны врага сверкающий зеленый камень, и смарагд упал через все небесные кольца в мрак неизмеримой бездны [Wood, 2012, p. 91]. Вот из этого-то этого лучистого камня Люцифера и была по преданию сделана чаша, из которой пил Христос на Тайной Вечере.
19 Для алхимиков поиск символической Чаши — это поиск собственного «я», обретение которого знаменует завершение Великой Работы и создание философского камня [Дубровская, 2006]. Грааль может быть открыт только теми, кто поднял себя над чувственным существованием. Некоторые авторы усматривали сходство между легендой о Граале и историями о мученичестве Солнечных Богов, чья кровь, стекая с неба на землю, была собрана в чашу материи и освобождалась оттуда ритуалами посвящения [Barber, 2004, p. 36]. Говоря об обретении Грааля, мы сталкиваемся с чисто европейским понятием «квест» (quest) — поиск, возвышенный поиск, которому посвящается вся жизнь, поиск-предназначение. Артуровские рыцари, из мира которых к нам пришли сказания о Чаше, жили ради этого поиска, хотя надо заметить, что целью квеста могло быть и служение даме сердца, и борьба с врагом или соперником или погоня за «зверем рыкающим» (Questing Beast; beste glatisant) — полукрокодилом-полудраконом [Malory, 1485, passim]. Освобождение города от колдовских чар, извлечение меча из камня, победа над злым великаном, — все это достойные рыцарские квесты, отражение которых так хорошо известно нам по приключениям Дон-Кихота, Рыцаря Печального образа, за неимением реальных драконов кидавшегося на мельницы и мирные стада. Но все турниры, чары феи Морганы и даже войны бледнеют перед лицом квеста за Священным Граалем (Илл. 3). И все же Чаша — это не Гроб Господень, во имя освобождения которого затевались крестовые походы. Тогда в чем же состоял этот рыцарский квест?
20

21 Илл. 3. Вильгельм Хаушильд. Стенная роспись «Чудо Грааля»
22 1878. Замок Нойшванштайн, Германия
23 Fig. 3. Wilhelm Hauschild (1827–1887). Wall painting ‘Das Gralswunder’ (‘The Grail Miracle’)
24 Neuschwanstein Castle, Germany, 1878
25 Source: URL: https://www.worldhistory.org/image/10462/the-grail-miracle/
26 Сосуд для рыбного соуса или собрание гимнов?
27 Происхождение слова «грааль» смутно. По одной из версий оно идет от латинского gradale, зафиксированного в IX веке, когда один корреспондент писал королю Лотарингии (855–869), императору Священной Римской империи и праправнуку Карла Великого Лотарю II (ок. 835–869) о «великолепном gradale из Александрии» как о блюде или чаше. Латинское слово могло происходить от греческого krater, обозначавшего плоскую чашу с двумя ручками, хотя существовал и другой похожий предмет сервировки, уже у римлян, называвшийся garalis — сосуд для хранения garum, рыбного соуса из анчоусов — одного из основных ингредиентов римской кухни. Гарум был дорог, а гаралисы с ножками и ручками делали из стекла [Barber, 2004, p. 137].
28 Другая традиция выводит слово grail из слова cratis, обозначавшего плетеную корзину и с течением времени ставшего обозначать блюдо. В любом случае слово «грааль» пришло в европейские языки из Каталонии, язык которой близок к наречию юга Франции, из района Труа (Troyes), откуда происходил автор первого романа о Чаше Кретьен де Труа (Chrétien de Troyes; 1180–1230). Именно в каталонских завещаниях и счетах фигурировали gradals — блюда или чаши. Существует еще и французское слово gradale — сборник церковных гимнов и псалмов, то есть, словом graal называли книгу, использующуюся в церковной службе [Nitze, 1916], так что в одном наборе звуков мы получаем схождение пищи телесной и духовной. Рыбные коннотации в связи с этим предметом сервировки тоже неслучайны: рыба — символ Христа и христианства, ибо апостолы были рыбаками как фактически, так и иносказательно — улавливали души, как рыбаки рыбу.
29 Дэн Браун, автор некогда нашумевшего бестселлера «Код Да Винчи» [Brown, 2003], распропагандировал прочтение слов «Святой Грааль» как «Sang real», почерпнув это толкование у авторов книги «Святая кровь, Священный Грааль» [Бейджент, Ли, Линкольн, 2006], впервые вышедшей в Англии в 1982 г. По их версии Грааль означает «королевская кровь», со всеми вытекающими из этой лингвистической причуды фантазиями о линии наследования от Христа и Магдалины (родившей от Иисуса ребенка) по крови, якобы, воплотившейся в европейской династии Меровингов (сер. V в. – 751). Это допущение не имеет ничего общего ни с существующими чашами, сколь бы позднего производства они ни были, ни с артурианской мифологией.
30 Легенды: тамплиеры и катары
31 ...чтобы рыцарям Грааля вопросов не задавали
32 Вольфрам фон Эшенбах, «Парцифаль»
33 Тамплиеров, рыцарей Храма, определил в историю Грааля французский автор Рене Генон (René Guénon), в 1925 г. написавший книгу с нескромным названием «Царь мира» (Le Roi du Monde) [Guénon, 2018]. Генон определил тамплиеров в хранителей Чаши, не имея с исторической точки зрения на это никаких оснований. Храмовники представляли собой практичный милитаристский орден, спиритуальность их упиралась в кодекс, более соответствовавший рыцарской организации, чем мистической секте, и теологические вопросы интересовали их крайне мало. Средневековые источники не подтверждают связей тамплиеров с Граалем, зато шотландские масоны успешно восполняют все возможные лакуны при помощи фантазии.
34 В речи к братьям-масонам, произнесенной в Париже в 1737 г., шевалье Эндрю Майкл Рэмзи (Andrew Michael Ramsay; 1686–1743) впервые, но раз и навсегда, поставил знак равенства между рыцарскими орденами, связанными с крестовыми походами, и масонами [Gauthier, p. 10]. Объяснив, почему тамплиерам была необходима максимально сложная символика, составленная из элементов античной эмблематики (по особым знакам члены ордена должны были отличать друг друга в среде еретиков, язычников и сарацин), Рэмзи связал масонство с наследием Рыцарей Св. Иоанна (госпитальеров). Отныне госпитальеры и храмовники объединены одним дискурсом, и вот уже немецкий критик Готфрид Лессинг (Gottfried Ephraim Lessing, 1729–1781) приписывает тамплиерам обладание секретным знанием, его идеи подхватывает стоявший у истоков европейского романтизма немецкий писатель Фридрих Шлегель (1772–1829) [Barber, 1994, p. 249–255], и храмовников плотно опутывают подозрениями в заговорах [Addison, 1997, passim].
35 Как и в истории с плащаницей, которой будет посвящена следующая публикация о христианских святынях, мы возвращаемся к широко известному делу тамплиеров, разогнанных в 1307 году [Barber, 1994]. Вспомним, что гроссмейстер ордена Жак де Моле (Jacques de Molay; ок. 1240–1250) взошел на костер, прокляв французских королей до четырнадцатого колена, не только потому что светским правителям были интересны кладовые богатых рыцарей, а еще и потому, что рыцари Храма поклонялись Бафомету — темному божеству, изображавшемуся в форме козла [Demurger, 2002]. Интересно, что та же козлиная голова с рогами обнаруживается в сокровищницах тамплиеров в форме кратера — плоской вазы на ножке, с двумя круглыми рогообразными ручками. В форме Грааля [Esquieu, 1897, p. 293]. Но карающий перст конспирологии указывает не только на злосчастных храмовников.
36 Катары, или альбигойцы, адепты гностического учения, широко распространенного в Западной Европе с середины Х века, считали своим домом Лангедок на юге Франции. Их имя происходит от греческого catharos — чистые, или от Альби (Albi) — древнего города Альбига (Albiga) на юге Франции. Ассоциировать с Граалем катаров так же бесполезно, как и тамплиеров, ибо Братина символизирует отвергавшиеся катарами аспекты христианства, — а именно, христоцентрические ритуалы церкви. Для катаров Христос не был центральной фигурой культа, представляя собой всего лишь посланника, передаточное звено, они не верили ни в Распятие, ни в Воскресение; священная же сущность Грааля без распятия и воскресения — ничто. И все же, если учесть, что артуровский цикл возник на юге Франции, что замок, в котором содержался Грааль Кретьена де Труа, Мунсальвеш (Монсальват [Munsalvaesch, Monsalvat]) находился в Пиренеях, как и основная твердыня альбигойцев — Монсегюр (Montségur), дум о катарах не избежать.
37 Существует теория, что альбигойцы вообще придумали рыцарскую литературу как жанр, чтобы под маской рассказов о подвигах во имя куртуазной любви спокойно распространять свои доктрины. В связи с этим обнаруживается масса совпадений: Круглый стол состоял из идеальных, перфектных рыцарей, а это превосходно соотносится с perfecti — «авторитетами» альбигойцев. Рыцарь допускался к служению королю только после серии испытаний, которые наводят на мысль о поступательных масонских ритуалах, но и они, в свою очередь, являются продолжением практик таинственного общества, связанного с идеологией катаров и носившего название «La Massenie du Saint-Graal» [Barber, 2014, p. 211]. Общество задалось целью обрести сосуд истины, вобравший в себя драгоценную кровь Спасителя, другими словами — вернуть христианскую церковь обратно к временам апостолов, к соблюдению предписаний Евангелий. Получается, что для катаров объектом преклонения является прекрасная дама — церковь, а ревнивый муж, частая тема в поэзии трубадуров, — это церковнослужители, авторитету которых альбигойцы противились. По этой теории выходит, что все рыцарство с его куртуазностью выдумали альбигойцы — с чистыми символическими целями.
38 Представления катаров о христианстве не предполагали долголетия, и в 1244 г. Монсегюр пал под ударами специального Альбигойского крестового похода, организованного после убийства в 1208 г. папского легата Пьера де Кастельно (Pierre de Castelnau; ?–1208), известного гонителя прокатарски настроенных аристократов, в том числе графа Тулузского Раймонда VI (Raymond / Ramon VI de Toulouse; 1156–1222). При истреблении жителей Безье (Béziers), настоятель монастыря в Сито (Citeaux) аббат Арно (Arnaud Amalric; ?–1225), якобы, произнес историческую фразу: «Убивайте всех; Бог отличит своих от чужих» (Caedite eos. Novit enim Dominus qui sunt eius) [McDonald, 2021].
39 Как любым хранителям эзотерической традиции, катарам было что прятать. Сдавая одну твердыню за другой, поднимаясь все выше в горы Лангедока, редея рядами и спасая то женщин и детей, то старцев, они что-то с собой несли. Что это было? Знание? Тексты? Грааль? Если поставить знак равенства между тайным знанием и Граалем, соотнести топонимы юга Франции и названия замков из классического «Персеваля» Кретьена де Труа [De Troyes, 2006; Frappier, 1961], если поверить авторам «Святой крови...», вскормившим напоминающий диснеевский мультфильм «Код Да Винчи» и поверить немецким мистикам, можно понять возникновение новой псевдосенсации.
40 В 1933 г. появляется книга немецкого медиевиста, эзотерика и офицера SS Отто Рана (Otto Rahn; 1904–1939), съездившего в Пиренеи, посетившего Монсегюр и убедившего себя в том, что катары — наследники индуистских традиций, «буддисты Запада» и, таким образом, истинные арии (арийцы), хранители их главного сокровища — Священного Грааля. Породив эту гипотезу, Ран написал книгу «Крестовый поход против Грааля — история альбигойцев» (“Kreuzzug gegen den Gral — Die Geschichte der Albigenser”), а затем еще «Придворных Люцифера» (“Luzifers Hofgesind. Eine Reise zu den guten Geistern Europas”) [Rahn, 2000], где утверждал, что альбигойцы поклонялись Утренней звезде — Сатане, из упавшего камня с короны которого, как мы помним, Грааль и был изготовлен.
41 Ран был убежденным нацистом, и его версия стала популярна в нацистской Германии; свои разыскания он переслал Генриху Гиммлеру... и тут в дело вступил Альфред Розенберг (Alfred Ernst Rosenberg; 1892/1893–1946), в 1930 г. написавший книгу «Миф двадцатого века» (Der Mythus des zwanzigsten Jahrhunderts) — один из ключевых трудов по нацистским доктринам. Для Розенберга даже изготовили золотую чашу с толстым намеком на Грааль. Розенберг создал что-то типа языческого ордена, в который вошел Гиммлер, читавший «Парцифаля» Эшенбаха на ночь, как любимую сказку [Ruhl, 2023]. Настал апофеоз: когда в 1944 году местное население Монсегюра собралось, чтобы отметить семисотлетие падения твердыни альбигойцев, в небе над старинным замком появился немецкий самолет, нарисовавший в воздухе кельтский крест. Так измышленный катарский Грааль привел к вымышленному нацистскому квесту за ним, еще ранее подпитанному героическими операми Вагнера — «Лоэнгрин» и «Парцифаль». Даже Гитлеру приписывают размышления о «братстве тамплиеров, организованном вокруг Грааля с чистой кровью» [Ruhl, 2023, p. 43]. Чистая кровь Спасителя вульгарно смешивается в этой истории с идеей о чистокровных арийцах, а чистая любовь оборачивается уничтожением во имя чистоты расы.
42 Где искать: Гластонбери, Корбеник, Авалон
43 По другой версии Грааль находится на острове Великая Британия. Сэр Томас Мэлори (Thomas Malory; ок. 1393/1405 – после 1470), солдат времен войны Алой и Белой Розы, рыцарь и узник лондонской тюрьмы Маршалси (Marshalsea), написал о нем в самом известном романе-компиляции о Круглом Столе — «Le Morte d’Arthur» — «Смерть Артура» [Malory, 1485]. По Мэлори Чашу принес на Остров сам Св. Иосиф Аримафейский, собравший в нее кровь Христа во время распятия. Последним представителем рода Иосифа был непорочный Галахад (незаконный сын Ланселота), единственный достойный обретения Чаши, хранившейся в замке-твердыне Грааля — Корбенике (или Карбонеке; Corbenic, Carbonek). Грааль у Мэлори способен исцелить больного или раненого, он не дается в руки и не виден грешному и недостойному. Истоки британского Грааля лежат в кельтских мифах, которые рассматривали идею Чаши и образ Короля-Рыбака даже раньше европейских рыцарских романов [Lacy, 2008].
44 Сохранившиеся до нашего времени руины аббатства в Гластонбери (Glastonbury) — предположительное место упокоения короля Артура и его королевы Гвиневеры — еще одно возможное по легенде место, где находится Грааль: в XII веке тамошние монахи решили, что и Иосиф из Ариматеи похоронен у них [Lacy, 2008, p. 202]. Как бы то ни было, но сами монахи назвали обитель «островом Авалон» (insula Avallonia) и выбили этот удивительный топоним на кресте, предположительно венчающем останки короля Артура, обнаруженные в 1191 г . [Wood, 2012, p. 75]. По одной из версий, описанных в артурианских легендах, мудрый волшебник Мерлин, покинувший своего воспитанника-Артура задолго до его гибели и удалившийся в место, называемое им esplumoir [Barber, 2004, p. 45], вернулся, когда Артур погиб от руки Модреда, и отправил мертвого короля в последний путь к острову яблок, носящему название Авалон, на лодке, в сопровождении двух фей — Морганы и Нимюэ. Рядом с королем лежал его священный меч Экскалибур, а в руках была Чаша [Lacy, 2008, p. 137].
45 Где нашли: Генуя, Валенсия, далее везде
46 Братина — это такая деревянная плошка. Нищая, простая, как Господь. Она, может, на виду у всех, а ее не видят, потому что всю жизнь ищут что-то там с позументом.
47 Умберто Эко, «Баудолино»4
4.  Поиск чаши Грааля и других христианских реликвий — один из основных мотивов романа Умберто Эко «Баудолино». См. [Eco, 2000]. Трактовке братины Умберто Эко соответствует логика сценаристов знаменитого блокбастера Стивена Спилберга «Индиана Джонс и Священный Грааль» (1989), где обнаруживается, что чаша Тайной вечери должна была быть самой простой и сделанной из дерева, подходящей для бродячих рыбаков, какими были Христовы апостолы (Илл. 1).
48 Разыскивая Священный Грааль, мы возвращаемся в 1204 год, во времена Четвертого Крестового похода (1202–1204 гг., как и в истории с плащаницей). При разграблении Константинополя из храма при императорском дворце Буколеон (Bucoleon) было похищено блюдо Тайной Вечери, которое впоследствии прислал из Константинополя в Труа тогдашний епископ Труа Гарнье де Тренель (Garnier de Trainel; ум. 1205) [Barber, 2004, p. 279]. В 1610 г. блюдо еще находилось в Труа, но после Великой Буржуазной Французской революции исчезло. Однако два варианта сосуда, по поверью украшавшего Вечерю, считаются дожившими до наших дней. Список сосудов, претендующих на звание Грааля достаточно внушителен (Илл. 4а, 4б).
49

50

51 Илл. 4а, 4б. Новые чаши, претендующие на звание Священного Грааля, продолжают открывать постоянно. Одна из самых недавних фавориток — Чаша доньи Уррака (Doña Urraca; 1033/1034—1101), правительницы города Саморы, старшей из пяти детей графа Кастильского Фердинанда I Великого де Леон, известной по циклу поэм, посвященному национальному герою Кастилии Сиду Кампеадору. Братина хранится в базилике Сан-Исидоро в Леоне (Испания). Это давно известная инкрустированная камеями, драгоценными и полудрагоценными камнями чаша из оникса в золотом окладе — с 2016 года стала новой претенденткой на звание Священного Грааля [Williams, 2012]
52 Figs. 4a, 4b. New chalices claiming to be the Holy Grail continue to emerge constantly. One of the most recent finds is the Chalice of Doña Urraca (Doña Urraca; 1033/1034–1101), ruler of the city of Zamora, the eldest of the five children of the Count of Castile Ferdinand I de Leon the Great, known for the cycle of poems dedicated to the national hero of Castile Cid Campeador. The Chalice is kept in the Basilica of San Isidoro in Leon (Spain). This is a long-known onyx bowl encrusted with precious stones in a gold setting; since 2016 it has become a new contender for the title of the Holy Grail [Williams, 2012]
53 Source: URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Chalice_of_Doña_Urraca#/media/File:Cáliz_de_Doña-Urraca.jpg
54 Один сосуд находится в церкви Св. Лоренцо в Генуе, а второй — в кафедральном соборе в Валенсии. Генуэзская чаша известна под именем Il sacro catino [Müller, 2007] — это емкость, якобы традиционно высеченная из «изумруда» (и как таковая, конечно, ассоциируется с изумрудной скрижалью герметической традиции)5. На самом деле сосуд представляет собой большое шестиугольное египетское блюдо изумрудного стекла, длиной около сорока сантиметров [Barber, 2004, p. 168]. Этот Грааль оказался в Париже после завоевания Наполеоном Италии; после поражения императора сосуд вернули на место в Геную, при переезде он сломался, что и подтвердило его стеклянную, а не изумрудную сущность [Müller, 2007, p. 100] (Илл. 5).
5.  В связи с этим интересно было бы рассмотреть сказ П. П. Бажова «Каменный цветок» (1938) из его сборника «Малахитовая шкатулка», якобы составленного из уральского фольклора, а на самом деле из сюжетов, придуманных самим Бажовым. Как, скорее всего, помнят читатели, Данила-мастер сделал целых три малахитовые чаши, ни одна из которых его не удовлетворила (не забудем, что малахит имеет прекрасный изумрудный оттенок, важный для средневековых представление о Граале). Эта наиболее свежая идея автора статьи требует отдельной проработки.
55 Происхождение вещи точно не документировано; около 1170 г. Средневековый франко-сирийский прелат и хронист Гийом (Вильгельм) Тирский (William of Tyre; 1130–1186)6 писал, что братина — трофей еще Первого крестового похода (1096–1099), и изъяли ее из мечети в Кейсарии (Цезарее, Caesarea) в Палестине. Гийом описывает чашу как «сосуд зеленейшего цвета в форме сервировочного блюда (парапсидиса)» (vas coloris viridissimi, in modum parapsidis formatum), который генуэзцы считали сделанным из изумруда и приняли в качестве добычи при захвате Кейсарии (цит. по: [Marica, 2007, p. 7–12]).
6.  О роли Гийома Тирского в судьбе прокаженного короля крестоносцев Бодуэна IV автор писала в [Дубровская, 2021].
56 По версии одной испанской хроники, сосуд обнаружили в Альмерии (Almería) в Андалусии, когда король Галисии Альфонсо VII «Император» (Alfonso VII el Emperador; 1105–1157) в 1147 г. с помощью генуэзцев отбил город у мавров, и среди трофеев получил «вазу, высеченная из изумрудного камня, размером с щит» (un uaso de piedra esmeralda que era tamanno como una escudiella) (цит. по: [Chouinard, 2019]).
57

58

59 Илл. 5а, 5б. Il Sacro Catino в Музее сокровищ собора Св. Лоренцо в Генуе (Италия)
60 Fig. 5a, 5b. Il Sacro Catino in Museo del Tesoro, Cattedrale di San Lorenzo, Genoa, Italy
61 Photo credit © Pete Morris, 2010 URL: >>>>
62 В конце XIII в. архиепископ Генуи и хронист Иаков Ворагинский (Якоб / Джакомо де Вараджине; Jacobus/Giacomo de Varagine, он же Якопо ди Ворацце; Jacopo di Vorazze; ок. 1230–1298), помимо популярнейшего средневекового агиографического труда «Золотая легенда» (Legenda aurea) [da Varazze, 1999], составил еще один magnum opus — хронику Генуи (Chronicon januense). В хронике Иаков упомянул описываемый сосуд, указывая, что Христос с учениками во время Тайной Вечери ели из золотого или изумрудного блюда: «Каффаро рассказывает, что Гульельмо Эмбрияко (Guglielmo Embriaco) первым преодолел стены Цезареи, и что как только он достиг вершины лестницы, люди, стоявшие за ним, упали назад в ров, оставив Эмбрияко без поддержки. Неустрашимый воин ринулся вперед и обнаружил, что сарацины уже оставили эту часть укреплений. Он подал сигнал соратникам предпринять еще попытку, и город заняли без дальнейшего сопротивления. За свои действия он получил Sacro Catino, которую позже подарил собору. В соответствии же с некоторыми английскими преданиями, во время погребения Христа, Никодим (Nicodemus) собрал кровь Спасителя в некий изумрудный сосуд, называемый Sangraal [da Varagine, 2011]. Культовая ценность, приписываемая Sacro Catino, скорее всего, идет от его материальной ценности, которую приписывали изумруду еще со времен создания герметических преданий об Изумрудной скрижали.
63 Гораздо больше известна широкой публике священная братина, хранящаяся в Валенсийском кафедральном соборе — El Santo Caliz, фигурирующая на ряде исторических изображений (Илл. 6а, 6б). Этот сосуд (его верхняя часть) вполне может быть настоящим ближневосточным артефактом греко-римского периода, хотя точно датировать эту простую агатовую чашу весьма трудно [Beltrán, 1984, p. 88]. Оклад был выполнен в Средние века, в стиле испанского ювелирного искусства XIV века, а ножкой служит еще одна перевернутая чаша — из халцедона. На основании обнаруживается арабская гравировка, об истинном значении которой ведутся споры7 (Илл. 7).
7.  На основании чаши имеется арабская надпись, возможно, указывающая на кордовское происхождение этого элемента. Г. В. Шефер в [Shaefer, 1983, S. 84] расшифровывает надпись как «ALBST SLJS», читая далее как «Аль-лабсит ас-силис» и связывая ее таким образом с Граалем из «Парсифаля» Вольфрама фон Эшенбаха.
64

65 Илл. 6а. Хуан де Хуанес (Juan de Juanes; ок. 1523–1579)
66 Христос с Чашей Тайной Вечери
67 Без даты. Дерево, темпера. 101 x 63 см
68 Музей изобразительных искусств (Szépmûvészeti Múzeum), Будапешт
69 Fig6a. Juan de Juanes (ca. 1523–1579)
70 Christ with the Chalice
71 Undated. Wood, tempera. 101 x 63 cm
72 Szépmûvészeti Múzeum, Budapest
73 Source: URL: >>>>
74

75 Илл. 6б. Хуан де Хуанес (Juan de Juanes; ок. 1523–1579
76 Тайная вечеря
77 1560-е гг. Дерево, темпера. 116 х 191 cv
78 Музей Прадо, Мадрид
79 Fig. . Juan de Juanes (ca. 1523–1579)
80 La Santa Cena
81 1560s. Wood, tempera. Museo de Prado, Madrid
82 Source: URL: https://www.wga.hu/support/viewer_m/z.html
83 Проследить историю валенсийской чаши тоже довольно сложно. До Валенсии чаша хранилась в монастыре Сан Хуан де ла Пенья (San Juan de la Peňa) в Каталонии, когда ее подарили королю Мартину I (Martín I; 1356–1410) Арагонскому. К концу столетия братине придумали легенду: якобы в Рим ее привез сам Св. Петр, а около 256 г. Папа Сикст II (?–258) подарил ее Св. Лаврентию Римскому (ок. 225–258), забравшему ее в его родной городок Уэска (Huesca). В истории нет ни слова об Иосифе Аримафейском, как и ассоциаций со Святой кровью, — это совершенно иная традиция. И несмотря на то, что в испано- и каталоноговорящих областях существует слово grail, эту чашу называют caliz.
84

85 Илл. 7. Конструкция El Santo Caliz из Валенсии с сайта валенсийского кафедрального собора, в котором она хранится
86 Fig. 7. Construction of El Santo Caliz from Valencia from the site of the Valencian Cathedral in which it is kept
87 Source: URL: >>>>
88 С чем мы остаемся
89 «Если только можно, Aвва Oтче, Чашу эту мимо пронеси». Борис Пастернак
90 Человечество XIX–ХХ — и тем более XXI — века окончательно отказалось от поиска Грааля-артефакта и внесло в морально-исторический квест новую, слегка упрощенную, более мрачную и безысходную философичность (Илл. 8). Плотно вовлеченный в оккультный ландшафт Франции конца XIX в. композитор Клод Дебюсси (Claude Debussy; 1862–1918) выносит страшный приговор искателям Чаши: «На пути к Граалю рыцари мертвы» [Palache, 1924; Crumley, 2021]. Поиск Грааля вовсе перестает быть возвышенным, превращаясь в отражение темных сторон человеческой натуры. Даже Жан Кокто (Jean Cocteau; 1869–1963), оптимистично переделывавший античную мифологию в своих знаменитых кинотрактовках (самый знаменитый его увраж — так называемая «Орфическая трилогия»: «Кровь Поэта» / “Le sang d’un poète”, 1930; «Орфей» / “Orphée”, 1950, и наконец «Завещание Орфея» / “Le testament d'Orphée”, 1960), сникает, когда приступает к теме Грааля в пьесе «Рыцари Круглого Стола» (1937 г.), где погружает короля Артура и его рыцарей в нездоровый морок, в результате которого они не живы, не мертвы, а лишь снятся спящему замку [Cocteau, 1937].
91 Галахад: Артур, видишь ли ты его?
92 Король (в экстазе): Я вижу его.
93 Галахад: Какую он имеет форму?
94 Король: У него нет формы... я не могу описать ее.
95 Бландин (в экстазе): Я вижу его.
96 Галахад: Какого он цвета?
97 Бландин: Всех цветов... Его невозможно нарисовать!.. О!
98 Галахад: Сеграмор, Гавейн, вы видите его?
99 Гавейн и Сеграмор (вместе): Я вижу его.
100 Галахад: Чем он пахнет? Где он?
101 Гавейн: Он пахнет елеем.
102 Сеграмор: Он сияет... он нигде... он везде... он движется, как пожелает... [Кокто, 1937]
103

104 Илл. 8. Эдвард Бэрн-Джонс. Гобелен «Достижение Священного Грааля сэром Галахадом, сэром Борсом и сэром Персивалем»
105 Один из шести гобеленов, посвященных поиску Священного Грааля, выполненных по макетам Бэрн-Джонса мастерскими его коллег-прерафаэлитов под руководством Уильяма Морриса
106 Без даты (после 1890 г.)
107 Шелк, шерсть
108 Fig. 8. Edward Burne-Jones. Tapestry “The Achievement of the Holy Grail by Sir Galahad, Sir Bors and Sir Percival”
109 One of six tapestries dedicated to the Quest for the Holy Grail, made from Burne-Jones’s designs by the workshops of his fellow Pre-Raphaelites under the direction of William Morris
110 Undated (after 1890)
111 Silk, wool
112 Source: URL: https://www.meisterdrucke.uk/fine-art-prints/Edward-Burne-Jones/819500/The-Achievement-of-the-Holy-Grail-by-Sir-Galahad%2C-Sir-Bors-and-Sir-Percival%2C.html
113 Кокто очень четко отразил непередаваемость и необретаемость Грааля. Даже если его можно увидеть и обонять, его нельзя вместить и осознать.
114 ***
115 Даже Кретьен де Труа, самый первый автор, упомянувший Чашу в рыцарском романе и поселивший в воображении европейцев концепцию квеста, вешает всю картину сюжета на крючок единственного вопроса: «Для чего существует Грааль?». И не дает ответа, ибо в конце концов не так и важно, что такое материальный Грааль. Так ли важно, где он находится? Важно ли, что многие нехудшие из рыцарей и мыслителей погибли в попытках понять его, достичь его, очиститься по пути к нему, сохранить разум, находясь в его присутствии, вместить его? Ответ, даваемый мировой культурой на вопрос Кретьена де Труа, скорее всего таков: если Грааля не было, его стоило бы выдумать. И бесконечно искать.

References

1. Baigent M., Leigh R., Lincoln H. The Holy Blood and the Holy Grail. Moscow: Eksmo, 2006. 496 p. (in Russian).

2. Dubrovskaya D. V. Grail as a Reward for an Unwinnable Quest. Vokrug Sveta, 2006 (in Russian). URL: https://www.vokrugsveta.ru/telegraph/history/1064/ (accessed 01.03.2024).

3. Dubrovskaya D. V. The Last Knight of Jerusalem. Vostochnyi Kurier / Oriental Courier. 2021. No. 1–2. Pp. 214–226 (in Russian).

4. Cocteau J. Les chevaliers de la Table ronde. 1937. 4italka (in Russian). URL: https://4italka.su/dramaturgiya/455831/str62.htm#book (accessed 15.01.2024).

5. Addison C. G. The History of the Knights Templar. London: Adventures Unlimited Press, 1997. 202 p.

6. Barber M. The Cathars: Christian Dualists in the Middle Ages. New York: Routledge, 2014. 298 p.

7. Barber M. The New Knighthood: A History of the Order of the Temple. Cambridge: Cambridge University Press, 1994. 441 p.

8. Barber R. The Holy Grail. Imagination and Belief. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 2004. 464 p.

9. Beltrán A. El Santo Cáliz de la Catedral de Valencia. Valencia: Nacher, 1984. 192 p. 

10. Brown D. The Da Vinci Code. New York: Doubleday, 2003. 681 p.

11. Cocteau J. Les Chevaliers de la Table ronde. Paris: Editions Gallimard, Collection Blanche NRF, 1937. 215 p.

12. Chouinard A. From Water to Wine: Understanding the Concept of the Holy Grail in Light of the Crusader Ethos of the Middle Ages. Bachelor of the Arts thesis. Boulder, Univ. of Colorado, 2019. URL: https://www.colorado.edu/history/sites/default/files/attached-files/chouinard_thesis.pdf. (accessed 15.01.2024).

13. Crumley A. P. Debussy and the Occult Circles of late-1800’s Paris. 2021. Word Press. URL: https://ariellepcrumley.com/2021/05/28/debussy-and-the-occult-circles-of-late-1800s-paris/ (accessed 15.01.2024).

14. Da Varazze Ia. Legenda aurea. G. P. Maggioni (ed.). Firenze: Sismel, 1999. 1434 p.

15. da Varagine Jacopo. Due Opuscoli. Chronicon januense. Storia Patria, Genova. 2011. URL: https://www.storiapatriagenova.it/Docs/Biblioteca_Digitale/SB/619ed2f0c43179836ebfd1c242eb3493/Estratti/7ddee6ba35fd406e747a09852bff72b1.pdf (accessed 01.03.2024).

16. Demurger A. Jacques de Molay: le crépuscule des templiers. Paris: Éditions Payot & Rivages, 2002. 300 p.

17. De Troyes Cretien. Arthurian Romances. Transl. by W. W. Comfort. Mineola, New York: Dover Publ., 2006. 312 p.

18. Eco U. Baudolino. Milan: Bompiani, 2000. 528 p.

19. Esquieu L. Les Templiers de Cahors. Bulletin de la Société de études littéraires, scientifiques et artistiques du Lot. Vol. 22. Cahors, 1897. 327 p.

20. Frappier J. Chrétien de Troyes: Perceval, ou Le conte du Graal. Paris: Centre de documentation universitaire, 1961. 138 p.

21. Gauthier A. Replacing Charity, Anticipating the Welfare State: A Conceptual Genealogy of Philanthropy in France Since the Age of Enlightenment. ESSEC Business School, 2021. 153 p. URL: http://ernop.eu/wp-content/uploads/2017/06/Gautier_A_conceptual_genealogy_of_philanthropy_in_France-4.pdf (accessed 02.03.2024).

22. Guénon R. Le Roi du Monde. Paris: Grand Livre, 2018. 112 p.

23. Lacy N. J. (ed.). The Grail, the Quest and the World of Arthur. Arthurian Studies LXXII. Woodbridge, Suffolk: D. S. Brewer, 2008. 214 p.

24. Malory Th. Le Morte d'Arthur. London: Westmestre [William Caxton], 1485. 432 c.

25. Marica P. Museo del Tesoro - San Lorenzo. Genoa: Editore Sagep, 2007. 203 р.

26. McDonald J. Kill Them All! Did a Medieval Abbot Give This Command to His Crusader Troops? London-New York: KDP Print US, 2021. 192 p.

27. Müller R. IL “Sacro Catino”: Percezione e memoria nella Genova medievale. A. R. Calderoni Masetti, C. Dufour Bozzo, G. Wolf (eds.): Intorno al Sacro Volto: Genova, Bisanzio e il Mediterraneo (secoli XI–XIV). Series: Collana del Kunsthistorisches Institut Florenz, Max-Planck-Institut. Venezia: Marsilio Editori, 2007. Pp. 93–104.

28. Nitze W. A. Concerning the Word Graal, Greal. Modern Philology. 1916. Vol. 13. No. 1. Pp. 681–684 .

29. Palache J. G. Debussy as Critic. The Musical Quarterly. 1924. Vol. 10. No. 3. Pp. 361–368.

30. Rahn O. Kreuzzug gegen den Gral: Die Geschichte der Albigenser. Otto Rahn. Mit einem Vorw. von H. J. Lange. Engerda: Arun, 2000. 343 p.

31. Rahn O. Luzifers Hofgesind. Eine Reise zu den guten Geistern Europas. Berlin: Forsite verlag, 2017. 317 S.

32. Ruhl E. L. In League with the Divine: How Religion Influenced Nazi Perpetrators of the Holocaust. Master’s thesis. Cambridge, Mass: Harvard Univ., 2023. 90 p.

33. Shaefer H. W. Kelch und Stein — Untersuchungen zum Werk Wolframs von Eschenbach. Frankfurt, Bern: Peter Lang, 1983. 136 S.

34. Williams J. Chalice of Doña Urraca. Oxford Art Online. Oxford University Press, 2012. URL: https://www.oxfordartonline.com/groveart/display/10.1093/gao/9781884446054.001.0001/oao-9781884446054-e-7002226665#oao-9781884446054-e-7002226665 (accessed 02.03.2024).

35. Wood J. The Holy Grail: History and Legend. Cardiff, University of Wales Press, 2012. 117 p.

Comments

No posts found

Write a review
Translate